Из жизни общин
         Общины России
         Общины мира


     
    Последние новости
Пятигорск. Заключительный семинар цикла «Еврейские праздники в общине»

Общинный фестиваль еврейской книги в Туле завершился презентацией книг двух тульских еврейских поэтов

Пенза. Новости предханукальной недели

Томск встречает омичей, приехавших с лекцией об истории евреев Сибири

Калужская еврейская община активно взаимодейсвует с некоммерческим организациями города

Брянск. Встреча с известным кинодраматургом, писателем Борисом Хандросом



Поиск по сайту








 
БРЯНСК    //
|   Община   |   История   |   Персоналии   |   События и факты   |   Пресса  

В Брянске уже почти 12 лет издается еженедельная независимая «оппозиционная» газета «Брянское время» (главныйредактор –Игорь Семенович Шерман), которая пытается объективно отражать существующую реальность, факты и события, происходящие в жизни области, и именно поэтому «не пришлась ко двору» Администрации.

Две газеты выпускает Благотворительный Центр «Хэсэд Тиква»: «Шма» и «Ани вэ ата». Первоначально в их создании большую помощь Хэсэду оказал главный редактор газеты «Брянское время» Игорь Семенович Шерман.

Газету «Фарбренген» издает раввин И. Ройтман.

--------------------------------------------------------------------------------------------

27.12.04.Материалы газеты «ШМА», № 12, 2004 г.

«Израиль — страна, где легко быть евреем»

Если вы полагаете, что идея сионизма — нечто устаревшее и отошедшее в историческую перспективу, значит, вы давно не интересовались темой государства Израиль. Несмотря на уменьшившуюся за последние годы алию, это государство по-прежнему хочет видеть всех, в том числе российских евреев своими гражданами. Об этом нам напомнила Первый Секретарь Посольства Государства Израиль Ритта Тарло, которая посетила брянскую общину 8 декабря 2004 г. Вместе с ней приезжала консул Регина Эльберт. А целью визита гостей стало знакомство с брянской общиной и Общинно-Благотворительным Центром «Хэсэд Тиква». Визит совпал с празднованием Хануки, и это внесло торжественный момент в короткий, но насыщенный событиями день пребывания гостей.
Еще в 1973 году в период Войны Судного Дня Ритта Тарло вместе с семьей была среди первых, кто смог вырваться из Союза и уехать в Израиль. И вот теперь она вернулась в новом качестве. Ритта работала в Санкт-Петербурге, а теперь вот уже год как она работает Первым Секретарем Посольства Государства Израиль в отделе репатриации.
     Ритта Тарло также курирует Израильский Культурный Центр, представительства которого есть уже во многих городах СНГ, а теперь и у нас в Брянске, вместе с приездом гостей, состоялось символическое открытие очередного Центра.
Ритта Тарло и Регина Эльберт познакомились с достопримечательностями города, посетили два здания синагоги (первоначально принадлежавшее еврейской общине и нынешнее), побывали в представительстве ЕАР в Брянске, встретились с Попечительским Советом и сотрудниками Центра, познакомились со студенческой организацией «Гилель». А завершающей высокой нотой стал городской общинный ханукальный праздник, в котором участвовали представители Посольства, Общинно-Благотворительный Центр «Хэсэд Тиква», ЕАР, «Гилель», ульпан, филиал ИКЦ, Попечительский Совет Центра, бизнес-элита, приглашенные.
Как сказала гостья на заседании дискуссионного клуба, задача Посольства, равно как и ИКЦ, — всячески продвигать израильскую культуру и информацию об Израиле на бывшем постсоветском пространстве. Посольство по-прежнему надеется увидеть евреев в своей стране. Ритта Тарло остроумно заметила, что «Израиль — это страна, в которой легко быть евреем». Трудно с этим не согласиться. А ежедневная задача Посольства в условиях диаспоры — давать полнозвучную информацию об Израиле посредством книг, различных мероприятий (лекций, семинаров и т.д.). Гости привезли в дар брянскому хэсэду много разножанровой литературы, касающейся государства Израиль.
Не случайно тема очередного заседания дискуссионного клуба «Еврейский многогранник» (рук. И. Зельзбург) звучала так: "Теодор Герцль и судьбы сионизма". Ритта Тарло много размышляла вместе с присутствующими на эту одновременно историческую и современную тему. Гостья специально обратилась к ветеранам войны, принимавшим участие в дискуссии, и поздравила их с Ханукой, ведь «это праздник победы и праздник огня, он созвучен с праздником Великой Победы».
День пребывания гостей завершился, но не завершились наши мысли по поводу судеб российского еврейства.
З. Додина
Подпись к фото:
Фото 1: Первый Секретарь Посольства Государства Израиль Ритта Тарло открывает городской общинный ханукальный праздник.

Это было недавно, это было в Сельцо

Ханукальный загородный семинар для волонтеров с программой оздоровления на базе профилактория химзавода г. Сельцо состоялся с 7 по 17 декабря 2004 г. благодаря Американскому объединенному Еврейскому Распределительному Комитету «Джойнт». Волонтеры Общинно-Благотворительного Центра «Хэсэд Тиква» благодарны «Джойнту» за такую высокую оценку волонтерского труда.

Ирэн Кацнельсон

Строго научный подход

Еще перед выездом в г. Сельцо сотрудниками и волонтерами была составлена программа семинара, где были отражены такие аспекты, как еврейское просветительство и традиции, досуг и общение и, конечно, оздоровление, ведь семинар происходил на базе профилактория. Программа была полностью выполнена и даже были сделаны коррективы в сторону уплотнения мероприятий, которые неизбежно вносит жизнь и энергия волонтеров.
К нам приезжали гости из Сельцовской и Людиновской еврейских общин. Продолжая совместную программу волонтеров и «Гилеля» — «Бейт иегудим», представитель «Гилеля» Настя Геренбург вместе с бригадиром волонтеров Ириной Кругликовой провели Авдалу — исход Субботы. Была зажжена красивая авдальная свеча, все ощутили запах пряностей — корицы и базилика — запах Субботы. Только три волонтера из присутствующих раньше участвовали в Авдале, для всех остальных это было впервые. И вообще некоторые волонтеры впервые участвовали в выездном семинаре, так что они узнали много нового о еврейских традициях.

Так проходит день за днем…
Праздник весело встречаем,
 Ханукию зажигаем.
 Кабалат Шабат гремел,
 Весело народ гудел.

Поскольку 1-й день семинара совпал с 1-м днем Хануки, И. Кругликова рассказала о празднике и его традициях, освятили и зажгли 1-ю Ханукальную свечу. Все ознакомились с программой семинара, распорядком дня, составили график дежурств в столовой, огласили «лист ожидания» семинара (не забудьте заглянуть в главу «Ожидания и оправдание надежд»).
Согласно программе ежедневно в 7-45 наш «будильник» (она же «пани спортсменка») Анна Рысина под звуки еврейской музыки проводила занятие физкультурой. А в 17-00 бригадир И. Кругликова рассказывала обо всем, что связано с очередным днем Хануки.
Особенно всем понравилась операция «Мазл тов». 8 декабря у нас случилось три новорожденных: Валентина Фоменкова, Нэлла Фрумкина и Анна Урешова. И вечером ужин превратился в такое веселье: тосты, песни, шутки, танцы. Именинники и «гости» остались очень довольны.
Проблемы все преодолев,
Мы все же отдыхаем.
Поем, танцуем, вяжем, спим
И делаем «лехаим».
«Кто на свете всех милее?»
Команда «Алтер hаhамим» —
 Мы «старые мудрячки».
 Приехали в Сельцо. Живем
 И лечим все болячки.
А еще мы провели конкурс на лучшее название комнаты. Благодаря нашему «доморощенному художнику» (опять же И. Кругликовой), утром, выходя на физзарядку, все увидели на своих дверях веселые названия с рисунками.
В результате строгого отбора победили такие шедевры: «Винтер розес» («Зимние розы»), «Фир хоснс» («Четыре жениха»), «Шолом алейхем» («Мир вашему дому»), «Юнге калес» («Молодые невесты»), «Алтер хахамим» («Немолодые умницы»), «Юнге герцен» («Юные сердца»), «Ципорим» («Птички»), «Ор мишпахот» («Свет семьи»), «Аидише мамес» («Еврейские мамы»).
Все обитатели оправдали названия своих комнат. Яркий представитель «Винтер розес» Розалия Хесина провела беседу о творчестве еврейского писателя, лауреата Нобелевской премии Исаака Башевиса-Зингера. Евгения Сотникова так трогательно «ухаживала» за Риммой Тугусовой, они так дружненько под ручку шли на все мероприятия, что Тугусововй пришлось бросить свою палку. А уж что они устроили на заключительном «капустнике»! Когда «конкурсанты» вышли в импровизированных костюмах (кто в шортах, кто с бантиком на голове, кто с испанским веером, кто с израильским флажком, а кто в желтых штанах, почему-то слегка подмоченных) и запели: «Мы пи-пи-пионеры, мы ка-ка-камсомольцы и делим мы пипетками кефир», все просто покатились от смеха. И это были почти самые старшие из нас, но кто про это знает?!
«Фир хоснс» — это наши основные и незаменимые «бохеры», парни. В связи с дефицитом им приходилось «ухаживать» за многими «ди калес» — невестами. Даже было предложение организовать в хэсэде производство клонов — налицо явный дефицит волонтеров мужского пола. Являясь волонтерами программы «Мокед лакашиш», Наум Рейштат и Владимир Школьников приложили свои золотые руки и в профилактории: вначале поломали, а потом прекрасно отремонтировали кровати, за что получили особую благодарность от руководства профилактория.
Собрались мы в одной хате,
Думали чайку попить.
Поломали все кровати,
И пришлось нам их чинить.
Бохеры как осерчали,
А ди калес заскучали,
Поплелись тогда домой
В профилакторий наш родной.
«Ципорим». Почти все наши «Птички» пели в хоре «Ди голдене павэ», концерт которого состоялся 12 декабря. Зал был заполнен до отказа, причем не только евреями, но и местным населением. Был полный аншлаг, и в конце выступления, не «выдержав» мелодичности и ритмов еврейский мотивов, все собрались в круг и с удовольствием танцевали «Хаву нагилу». А на «капустнике» наши «Птички» выдали столь неподражаемое поппури из песен о птичках, что наши познания в области биологии значительно расширились — о существовании некоторых из видов птиц мы просто не подозревали!
Ожидания и оправдание надежд
Оказалось, что нам мало.
Не начать ли все сначала?
Пару свечечек зажечь,
Да про Хануку попеть.
Итак, что же волонтеры ожидали от этого семинара, и что получилось на деле. В «листе ожидания» мы читали такие пожелания волонтеров: повысить настроение, пообщаться теснее (ведь все работают в разных программах и не всегда видят друг друга в хэсэде), узнать о традициях праздника Ханука, поучаствовать в Кабалат Шабате и совершить Авдалу, отметить дни рождения, «внедриться» в «идишкайт», подлечиться, подпитаться сосновым сельцовским водухом и даже, не побоимся этого слова, оторваться от семейного и домашнего быта. Лучше всех написала одна «гостья»: «Мне хочется все».
А теперь, что же получилось?! Главным пунктом назовем еврейское просвещение и традиции. Кроме перечисленных моментов было два занятия по теме «Рош Ходеш» («голова месяца») — месяцы Кислев и Тевет, а провела их И. Кругликова. Под руководством волонтера А. Рысиной клуб любителей поэзии, в котором приняли участие все волонтеры, раскрыл новые таланты. Так, например, Светлана Висоцкая прекрасно читала стихи и была приглашена (впрочем, как и все присутствующие) стать постоянным участником «Литературно-музыкальной гостиной» хэсэда. Для заключительного «капустника» каждая комната подготовила свое выступление. Так «Юнге калес» вместе с «Фир хоснс» изобразили хупу, семь раз обойдя вокруг. Клара Резникова была «ди калес» — невеста, а Марк Карлик — «дем хосн» — жених, остальные изображали гостей. Чем не изучение традиций на практике?!
Как ни здорово нам тут,
В Брянске уж давно нас ждут.
И начнутся вновь работа,
Кухня, стирка, дом, заботы.
До свиданья, нам пора!
Хаверим, леhитраот!
И до встречи через год!
Подписи к фото:
Фото 1: Традиции Шабата
Фото 2: Зажжена третья ханукальная свеча
Фото 3: Беседа о творчестве Башевиса-Зингера.
Фото 4: И пошли мы в лес гулять,
 Свежим воздухом дышать.
 Хвойный лес мы обскакали,
 Поскользнулись и упали,
 Встали снова и пошли,
 Местных «бохеров» нашли.
 («Бохеры» — за кадром).

02.12.04. Материалы из газеты «Шма» № 11 Ноябрь 2004

«Реквием местечкам, которые ушли в никуда»

 23 ноября в Общинно-Благотворительном Центре «Хэсэд Тиква» мы познакомились с гостем из Киева, писателем, кинодраматургом-документалистом Борисом Наумовичем Хандросом. На его «счету» множество книг, публикаций в самых маститых литературных изданиях, он участвовал в создании фильмов о брянских партизанах. По его книге «Местечко, которого нет» снят документальный фильм «Млын», отрывки из которого автор показал брянской еврейской общине на встрече (а также фрагменты из фильма «Певунья»). Это 8 новелл, почти невероятных историй о спасителях и спасенных во время Холокоста на Украине. Как сказал Борис Наумович, «один из спасенных — это я». Озвучивал фильм знаменитый актер Богдан Ступка, с которым Хандрос в давних дружеских отношениях. «Каждый раз, когда я слушаю его голос, у меня такое впечатление, как будто бы сам Тевье-молочник рассказывает о том, что случилось с его местечком в годы Второй мировой войны». А «счет» нашего гостя не заканчивается на его произведениях: благодаря Борису Ханросу на Стене Памяти в Яд-ва-Шеме появились имена пяти спасителей — Праведников Мира. Как это ни парадоксально звучит, но среди 18-ти тысяч праведников — 500 офицеров Вермахта. Немец спас и отца Хандроса. «Мне интересно проявление человеческого в океане бесчеловеческого», — говорит человек, в которого стрелял фашист…

 «17 марта 1944 года. Недавно, мама, я отмечал два юбилея — 80 лет со дня рождения и 60 — после расстрела. Немец стрелял в упор. Нас разделяли какие-то полтора метра. Как я выжил?.. Выстрелив, немец обернулся на твой крик. И мне хватило этого мгновенья, чтобы проскользнуть в маленькую затемненную спаленку, прикрыть за собой дверь и лечь тихо на койку. Исчез, испарился. Немец бесновался: «Где он? Где он?» Я слышал твой голос: «Ты убил его! Ты убил!» Ты спасла меня своим криком, своим бесстрашием, мама».
 (Борис Хандрос, «Разговор с мамой»)

 — Борис Наумович, с чего бы Вы начали рассказ о себе?
 — Я, вероятно, сказал бы коротко о том, что было самым важным в моей трудовой жизни. Мой рабочий стаж 66 лет. Я учился в моем селе, местечке Озарницы Винницкой области. Родился 25 декабря 1923 г. Я окончил 4 класса евтрудшколы — еврейской трудовой школы. Так она называлась, когда я стал ее учеником, потом она стала просто еврейская начальная школа. Это была школа моего отца. Я — сын, внук и правнук учителей. Естественно, что мой прадед был ребе, меламед в Чернобыле. Он умер очень молодым и оставил сирот — моего 7-летнего деда и его сестру. Деда взял к себе на воспитание знаменитый чернобыльский цадик Тверский. Это сыграло огромную роль в дальнейшей жизни моего деда. Вскоре его схватили «ловцы», те самые, которые ловили еврейских детей и отдавали их в кантонисты (солдаты). Так мой дед в 7 лет стал кантонистом. Где-то в 23-24 года он освободился, не знаю, каким образом. Он мог жить в любом месте России, но выбрал мое местечко, потому что он знал, что в этом местечке цадиком стал внук того цадика, который его приютил, тот самый, с которым они были друзьями детства то короткое время, что он был у цадика. Так он оказался в Озаринцах, в черте оседлости. Зная русский язык, он был и меламедом, и преподавал также русский язык, причем настолько успешно, что в годы гражданской войны или после войны в отчете о погромах («Отчет о 6 погромах в местечке Озаринцы») я нашел это в архиве. Отчет был написан на идиш, и мне помогло знание этого языка. Автор этого отчета — мой родной дядя, старший брат моей мамы Абрам Вайншток. Из этого отчета я узнал, что в 20-м году было 128 человек в нашем местечке, которые владели русским языком. Это благодаря моему дедушке. По рассказам людей, которые учились у него, он был очень хорошим ребе, хорошим меламедом. Отец учился у него, никакого спец.образования у него не было. И он тоже начинал с того, что стал меламедом. Дедушка умер до моего появления на свет, а мой отец стал в 1922 г. организатором первой светской школы в нашем местечке и оставался им по сути до 1945 г., заведовал начальной школой, причем это была очень известная школа в наших местах, но, правда, в Винницкой области было более 400 еврейских школ. Я застал еще то время, когда советское правительство поддерживало национальные школы, в том числе и еврейские.

 — Значит, Ваша книга «Местечко, которого нет» фактически об Озаринцах?
 — Нет, не совсем так. Вначале книга была задумана как книга об Озаринцах. Поскольку я к тому времени был уже автором многих книг и профессиональным писателем, я думал, что это будет книга на 8 листов, небольшая книжица именно об Озаринцах. В 1995 году я встретился с Бел Кауфман в Нью-Йорке, и она благословила мое название. Когда я сказал, что книга появится, вероятно, год спустя, она засмеялась и сказала: «Это вы так думаете. А вот что думает книга, об этом вы не знаете». Так оно и получилось.
 Вместо тоненькой книжицы — трилогия. Две книги этой трилогии уже изданы, вы их видите. «Местечко» — это и Озаринцы, и многие другие местечки. Эта книга задумана как своеобразный реквием всем местечкам, которые ушли в никуда. В Восточной Европе было более 5000 местечек, теперь нет ни одного.

 — Узником какого гетто Вы были?
 — Вот этого самого, в Озаринцах. Я был расстрелян немцами 17 марта 1944 г., уже при отступлении. Это не был обычный расстрел, когда выводят людей, это было в нашем доме. Немец стрелял буквально вот на таком вот расстоянии, и как я остался живым — это более чем сверхчудо. Я обязан этим, в том числе, моей маме, которая спасла меня своим криком. Об этом одна из глав моей будущей книги, которая называется «Разговор с мамой».

 — Когда появилась Ваша первая публикация? Встречали ли Вы сопротивление со стороны чиновников?
 — Моя первая публикация появилась в районной газете 66 лет тому назад. А еще в детстве в еврейской газете была «История моей козочки» с моим рисунком. Но это я не считаю, мне тогда было 8 или 9 лет. В советские времена трудно было пробиться, но если ты уже пробился, все шло без забот о материальном и пр. Мои книги выходили иногда огромными тиражами.

 — На какую тему были те Ваши публикации?
 — Ведущей мой темой, как журналиста и писателя, была тема воспитания, поскольку я сам проработал учителем много лет. Я никогда не скрывал свое происхождение и не считаю это каким-то героическим поступком, но от псевдонимов я всегда отказывался. Я печатался в «Известиях», «Литературной газете», «Юности». Мне говорили, может быть, будете Андросовым, Андросенко? Нет, я остался Борисом Хандросом. Активно я начал разрабатывать тему Холокоста где-то с 1985 г. Первые публикации появились в русскоязычных еврейских газетах. А над моей книгой «Местечко» я начал работать, по сути, в ночь после похорон моего отца. Он умер на 94-м году жизни, почти до последних дней сохраняя ясный ум и прекрасную память. Он был ходячей летописью местечка. В эту ночь я подумал: что после отца? Кто расскажет? Это было в Могилев-Подольске, куда я приехал из Киева на похороны. И вот за это утро я написал свой первый очерк на эту тему, который назывался «Было местечко». Очерк был напечатан в русскоязычной еврейской газете, а потом перепечатан в Америке и где-то еще, пошли звонки. Тогда я задумал тоненькую книжицу, которая потом, как вы видите, переросла…
 Недавно я был в Израиле, три дня провел в Иерусалиме. Это смешно, но я впервые жил в пятизвездочном отеле. Я был на международном форуме «Бнай-Брита», старинной организации, членом которой я являюсь. В мой номер в последний день работы форума пришел очень уважаемый в Израиле и за пределами Израиля человек — профессор Вольф Москович. Я только знал, что первая книга «Местечка» ему очень понравилась. Он пришел специально, чтобы объясниться мне в любви. Но самая ценная рецензия пришла из Гамбурга — мне предлагали сделать фильм по моей книге. Отрывки из него вы сегодня увидите…
Беседовала З. Додина

***

Совсем неслучайная встреча и неслучайные люди

 10 ноября в гостях у Брянской еврейской общины побывали гости из Иерусалима — сотрудник мемориала Яд-ва-Шем Ноа Сигал и Анатолий Кардаш, ученый и писатель. Приглашающая сторона — представители ЕАР (Еврейского Агенства в России) в Брянске — Галина Блюм и Галина Добина.
 2004 год — год 50-летия создания Яд-ва-Шема (мемориального комплекса и исследовательского центра Холокоста в Иерусалиме).
 Ноа Сигал – ведущий сотрудник и экскурсовод мемориала. Анатолий Кардаш (литературный псевдоним Аб Мише) много лет проработал в Зале Имен мемориала, автор книг «Внимание, евреи!» (1990 г.), «Черновой вариант» (1994 г.), «Посреди войны. Посвящения» (1998 г.), «Холокост. Антология» (2003 г.), «У черного моря» (2004 г.).
 После прогулки по Брянску наши гости посетили Общинно-Благотворительный Центр «Хэсэд Тиква». В беседе с И. Черняк, Г. Блюм, И. Зельзбург они рассказали о цели визита, познакомились с таким важнейшим направлением работы сотрудников и волонтеров, как увековечение памяти земляков — участников Великой Отечественной войны и жертв Холокоста на Брянщине. Ноа и Анатолий сделали запись в книге «Люди и Хэсэд». Подарком Брянской еврейской общине стала книга «У черного моря», на 1-щй странице которой автор написал: «Библиотеке «Хэсэд Тиква» с большой надеждой на успехи в образовательной и общееврейской деятельности среди брянских евреев. Счастья вам!» Книга издана в 2004 году. В послесловии читаем: «У черного моря» — полудокумент-полувыдумка. В этой книге одесские евреи — вся община и отдельная семья, их судьба и война, расцвет и увядание, страх, смех, горечь и надежда… Всем им, и увенчанным, и обойденным официальным признанием, кому ни дерева именного, ни медали, ни льготы мало-мальской — им эта вот книжка негромкая, памятник самодельный…» В названии слово «черное» так и написано — с маленькой буквы.
 Вечером в помещении ульпана состоялась встреча с широкой аудиторией представителей разных поколений: пожилыми, молодежью, а в основном людьми среднего возраста, активистами дискуссионного и семейного клубов хэсэда, слушателями ульпана… Вероятно, каждого привели на встречу личные интересы и мотивы. У каждого — своя боль Памяти. Но общее для всех: я — часть еврейского народа. Общая для всех цифра — 6 миллионов.
 Высокопрофессиональный экскурсовод Ноа Сигал мастерски включила в свой эмоциональный рассказ информацию о Яд-ва-Шеме, свидетельства людей, переживших трагедию Катастрофы, историю термина «Шоа», встречающегося в Танахе, которому невозможно дать точный перевод… Ярким акцентом стал видеофрагмент хроники судебного процесса над нацистским преступником А. Эйхманом. Кинодокумент запечатлел потрясшее всех тогда и сегодня выступление выжившего узника вильнюсского гетто врача Меира Дворжецкого.
 В сообщении Анатолия Кардаша, ученого и писателя, хотелось бы выделить краткий экскурс в историю организации мемориала, размышления о Праведниках Мира, рассказ о Зале Имен, в котором он проработал 11 лет. Мы узнали, что создатель Яд-ва-Шема Мордехай Шенхави в названии музея использовал фразу из Танаха «Имя и Память». Более 50 лет назад этот мудрый человек сформулировал 5 задач будущего мемориального, образовательного, воспитательного и исследовательского центра: 1) иметь вечный огонь; 2) собирать имена погибших; 3) организовать выставку и рассказ о том, что и как было; 4) собирать архив — документальные свидетельства; 5) создать место для увековечения памяти праведников, которые спасали евреев.
 С Аллеи Праведников начинается сегодня мемориал…
 А в Зале Имен собраны анкеты. Каждый лист — это своеобразное надгробье, которое не установлено на месте гибели, но на котором записано ИМЯ. Собранные все вместе эти листы и есть «Стена Плача», гигантский мемориал и хранилище ни в чем не повинных еврейских душ.
 З. Городецкая,
 И. Зельзбург
 Если вы еще не отправили в Яд-ва-Шем сведения о ваших родных, погибших во время Великой Отечественной войны, вы можете это сделать, обратившись в Общинно-Благотворительный Центр «Хэсэд Тиква», где вам помогут заполнить анкету. Если вы знаете имена людей, которые спасали евреев во время войны, расскажите о них. Можно писать и прямо в музей, в Иерусалим:
 Yad Vashem
 Narkis str. 1/4 Geva Binjamin 90632
 Jerusalem
 Israel
 Если вы еще не отправили в Яд-ва-Шем сведения о ваших родных, погибших во время Великой Отечественной войны, вы можете это сделать, обратившись в Общинно-Благотворительный Центр «Хэсэд Тиква», где вам помогут заполнить анкету. Если вы знаете имена людей, которые спасали евреев во время войны, расскажите о них. Можно писать и прямо в музей, в Иерусалим:
 Yad Vashem
 Narkis str. 1/4 Geva Binjamin 90632
 Jerusalem
 Israel

***

28.10.04. Материалы из газеты «Шма» от 10 октября 2004.

               Сюжеты осенних праздников

Первый аккорд

 10 октября Общинно-Благотворительный Центр «Хэсэд Тиква» пригласил всех желающих в городской Дом культуры на большое театрализованное представление, а также новую программу клейзмерского ансамбля «Зайт гезунт», которые подвели итог многочисленным праздникам месяца Тишрей.
 Поприветствовать еврейскую общину пришли руководитель аппарата губернатора Брянской области М. Кларштейн и заместитель губернатора В. Тулупов.
 Раввин И. Ройтман напомнил нам о двух предыдущих днях, ознаменовавшихся двумя датами – Симхат Торой, когда «старая синагога танцевала и веселилась», наполненная молодыми голосами «гилелевской» молодежи и всех, кто пришел в этот день в синагогу, а также Шабатом Берешит – Субботой, определяющей весь следующий год. Как рассказал раввин, один еврей из Жуковки остроумно называет Тору Конституцией. Тору действительно следует знать и соблюдать, как Конституцию. Но танцевать с Конституцией?! Такое возможно только в день радости дарования Торы – на Симхат Тора. «Когда мы празднуем, мы поднимаемся над материальным, земным, мы заняты только духовностью». В этом году, подчеркнул И. Ройтман, еврейские организации города провели вместе все праздники Тишрея, и в этом тоже есть частица высшей идеи единства.
 Директор Общинно-Благотворительного Центра Ирина Черняк пожелала все присутствующим быть записанными на этот год в Книгу Жизни. Она предварила представление, сказав, что оно является плодом творчества всего Центра – волонтеров, сотрудников, «гилелевцев». «Когда вы будете улыбаться, мы будем знать: у вас все хорошо».
 
   Осенний веер тем
 Месяц Тишрей также богат праздниками, как зажиточный купец зерном или мануфактурой. Но мало следить за развитием производства зерна и шелка, - надо вникнуть в историю и суть каждой вещи. И тогда откроется если не истина, то понимание произошедшего и происходящего. Праздничный «осенний» вечер в какой-то степени проследил праздники: Рош-а-Шана, Суккот, Симхат Тора и другие, чтобы дать нам возможность окинуть мысленным взором пережитое нашими предками, а подчас и нами самими.
 Театрализованное представление подготовили руководители общинного театра «Карней Театрон» - Наталья Корнева и Олег Самойлов. И темой спектакля, по их словам, стали вечное соединение в еврейской жизни веселого и грустного, доброго и злого, оптимизма и пессимизма. Вот почему они ввели в ткань спектакля всем известных Белого и Черного Ангелов, которые открывали, закрывали и конферировали все представление. Раз появляются Белый и Черный Ангелы, значит, будет противоборство, конфликт, значит, будет «вечный спор» на «вечные темы». И все это было, но мягкая ирония и юмор в диалогах Белого и Черного Ангелов не давали слишком вознестись общему пафосу темы, и в этом преимущество современного подхода к большим сюжетам. Если бы Черный Ангел в нашей жизни был так же обаятелен и остроумен… Если бы мы чаще встречали Белого Ангела с его искренностью и верой в лучшее… Мечты, мечты… Хотя припомним как это бывало с нами…
 Свой накопленный опыт игры в различных постановках общинного театра продемонстрировали Юлия Хавинсон (Белый Ангел) и Виталий Еремин (Черный Ангел).
 Представление, как мозаика, было составлено из картинок еврейских будней от древности (Ноя и его ковчега) и даже от Эдемского сада до наших дней. В основу сценария был положен золотой фонд еврейской классики – притчи Магида из Дубно, повести Башевиса Зингера и сама Книга Книг – Тора.
 И вот перед нами история первородного греха Адама и Евы с вечным Змеем-искусителем, садами Эдема и краснобоким аппетитным яблоком, чья краснобокость, так сказать, вышла боком.
 А вот появились Ной (Олег Самойлов) и «пассажиры» его ковчега («гилелевцы», участники театральных студий: А. Василенко, Л. Лялина, Ю. Аршанский, Ю. Лифшиц). Животные хитрые и умные, робкие и смелые, умеющие за себя постоять и тихие, незаметные. Кто имеет большее право на спасение? Тот, кто сказал о себе, что он умный и сильный или тот, кто им оказался? Во всяком случае, в библейские времена еще почиталась скромность, а посему у голубя в этом смысле оказались эксклюзивные права.
 Кукольный номер (куклы и декорация) представили И. Аленичева, Л. Генкина, «гилелевцы». Фрагмент в Эдемском саду был по традиции профессионально воплощен кукольным театром «Мисхак» под руководством Вадима Туника. Сшиты новые куклы и новые декорации в рекордно короткие сроки усилиями И. Аленичевой, Л. Генкиной и другими.
 
   Кому отдать в жены Тору?
 Притча Магида из Дубно рассказала о Принцессе – невесте с претензиями, ищущей идеального жениха. После нескольких неудачных (для претендентов) попыток Король отдает ее замуж за первого встречного, коим оказывается деревенский парень. Нелегкая почвенная жизнь заставляет молодого мужа попроситься в Замок к Королю. Судьба дочери, как и судьба Торы, полна терний. Тору не отдали ни первым жителям Земли – Адаму и Еве, ни Ною с его ковчегом, ее отдали народу Израиля – не такому уж простому народу, но сделавшему, как и тот жених, смелый шаг в принятии ее. И, действительно, на Симхат Тора стоит веселиться в «Замке» - синагоге, подняв свой дух танцами с Книгой Книг, кидушем и участием в общееврейской радости Торы. Притчу, написанную Магидом, воплотили на сцене: И. Любимова, О. Самойлов, С. Зайцева, М. Белкина, А. Геренбург, Л. Аршанский, Д. Хайкин.
 Наталья Корнева и Олег Самойлов заметили, что «подготовка еврейского спектакля, будь то драма или концертное представление, всегда явление духовное, и наши актеры, несмотря на присущий таким мероприятиям непрерывный цейтнот, нашли время для похода в синагогу накануне выступления. Так что генеральная репетиция представления состоялась в синагоге во время празднования Симхат Торы, во время плясок вокруг бимы».

   Поверить чувства музыкой
 В ткань спектакля органично вписалось выступление хора Центра «Ди голдене павэ» (рук. М. Новожилова, концертмейстер А. Перова). Это удивительное чувство – видеть на сцене горящие глаза, волнение, задор или грусть исполнительниц элегантного возраста. Сейчас все они молоды, хороши собой, как будто сбросили груз лет и семейных проблем. Оттого и пускаются они иногда в пляс, то медленный и лирический, а то энергичный и ритмичный – в зависимости от настроения песни. «Ша, штил», «Варнечкис» – песни местечка, песни молодости.
 Второе отделение праздника состояло из новой концертной программы, подготовленной клейзмерским ансамблем Центра «Зайт гезунт» (рук. Григорий Шуйский»). Целый час играл наш любимый ансамбль, пели песни его солисты Марианна Новожилова, Рита Ильина, Александр Удлер, вокальная группа «Ор левана» (рук. А. Голант). Если мысли лучше всего выражать словами, то чувства – музыкой. Зажигательный фрейлехс, грустный еврейский напев, неожиданные аранжировки и композиционная подача знакомых и новых мелодий, профессионализм и музыкальная эрудиция, яркая эмоциональность сольных исполнителей - все вместе составило разноцветный праздничный букет.
 В этот раз нас объединили столь непохожие и все же связанные общим смыслом осенние праздники.
З. Додина

              ***

              Что удержит людей в еврействе?

 6 октября в Брянском Общинно-Благотворительном Центре «Хэсэд Тиква» побывал человек, «обремененный» многочисленными регалиями. Михаил Членов - Президент Федеральной еврейской национально-культурной автономии, Генеральный секретарь Евроазиатского Еврейского Конгресса, профессор Государственной Академии им. Маймонида. Мало кто в еврейском мире не знает этого широко образованного человека. В печальные годы, преподавая иврит, он был преследуем за убеждения, стоял у истоков первой еврейской организации - ВААД (органа самоуправления евреев России) и на протяжении уже более десятка лет является одной из самых ярких фигур в еврейском движении. Сейчас его любимым детищем является новая структура – национально-культурная автономия. Это особый тип общественной организации, являющейся формой самоопределения национальности для рассеянных меньшинств. В компетенцию автономии входит три вопроса: культура, образование и язык. Цель автономии – сохранять национальный облик данной рассеянной национальности. Автономии обязаны входить в определенные отношения с властью, вводить своих представителей в консультативные советы. В каждом регионе может быть только одна национально-культурная автономия, причем религиозные организации не имеют права входить в них – только в качестве отдельных граждан. На сегодняшний день существует 25 региональных еврейских автономий.
 Михаил Членов был нашим гостем не столько официальным, сколько «родственным» – он встретился с нами по дороге в Новозыбков – город его предков. Об этом и многом другом вы узнаете из интервью с Михаилом Членовым.

- Михаил Анатольевич, мы знаем о Ваших многочисленных регалиях. А как бы Вы представились нашим читателям?
Михаил Членов:
- В качестве Членова, обычно меня зовут Микой Членовым. У меня действительно много постов, но назовусь так: профессор, декан филологического факультета Государственной Академии им. Маймонида. Это, по крайней мере, по трудовой книжке. Все остальное мое хобби.

- Что привело Вас в наши края? Мы знаем, что Ваши корни находятся в Новозыбкове. Из какой Вы семьи?
М.Ч.:
- Корни меня и привели. Я еду в Новозыбков посетить могилу предков вместе с группой моих родственников. Семья моя покинула Новозыбков в 20-е годы прошлого века, т.е. это были мои предки, которых я не знал. Мы нашли их могилы, и вот едем посетить их. Сам я происхожу из семьи искусствоведов, родился в Москве в 1940 году, с тех пор живу в Москве.

- Значит, Вы потомственный гуманитарий.
М.Ч.:
- Да, и мама, и папа, но предки мои не были гуманитариями. Один мой прадед из Новозыбкова был сапожником, другой довольно богатым купцом. Прабабушки были прабабушками.

- А как в Вашу семейную ветвь вписались американцы?
М.Ч.:
- Это уже последняя эмиграция. Одна из моих двоюродных сестер уехала из России в начале 90-х годов, как многие это делали в 93-94-х годах. Еще у меня есть родная внучка, израильтянка, которая тоже сейчас едет в Новозыбков.

- На одном из журналистских семинаров, где мне посчастливилось быть, Вы сказали, что основу еврейства на Западе составляет религиозное сообщество, в отличие от России и СНГ, где царит другая ментальность. Вот эта «инакость», на Ваш взгляд, определяется только историческими условиями или есть другие причины? Как бы Вы охарактеризовали еврейское сообщество в России?

М.Ч.: - Я думаю, что разница в характере идентичности, т.е. как вообще осознают себя евреи и как они понимают, что такое еврей, очень существенная. И я готов подписаться под теми моими словами. Это, более того, результат воздействия тех обществ, частью которых являются еврейские общины. Ведь это не только евреи в Западной Европе так думают, это западноевропейцы и американцы так думают, и также думают и евреи. Евреи – это, в первую очередь, религия, которая может иметь какие-то национальные особенности. А у нас действительно получилось наоборот, и так думают не только наши евреи, а так думают и украинцы, и русские, и казахи, и татары и т.д. Они все знают, что евреи – это такой народ, это такая национальность, которая у нас так и писалась «национальность». Таким образом, и еврей полагает себя национальностью, народом и нацией. Так что это важный аспект, из которого проистекает много не только теоретических, но и практических вещей, особенно ощутимых у тех из наших евреев, которые попадают в эмиграцию, в Израиль и встречаются с совершенно другим пониманием того, что такое еврей.

- Это понимание национальности как-то связано с тем, что евреи пережили Холокост и теперь в современном мире, отошедшем от религии, уже себя идентифицируют как народ?
М.Ч.:
- Я думаю, это никоим образом не связано с Холокостом, ибо Холокост затронул и тех и других. Это потому, что так складывалась история Европы и история России. Я приведу один маленький пример. В Европе, как известно, этот характер идентификации начался вместе с движением Гаскала (Просвещение) в конце ХVШ века, и европейские народы устами своих правительств, наконец, спросили: евреи, кто вы? Если вы нация, как сказал один известный французский политический деятель, то вы нам скажите, что вы нация, и мы вас немедленно выгоним из своей страны, потому что не может быть нации внутри нации. Так возникает у них понятие не этнической, а государственной нации. Евреи немедленно ответили: нет-нет мы не нация. А кто? Мы – религия. Потом через полвека их последователи в России пытаются заявлять: мы русские с Моисеевым законом. Им отвечают: нет, ребята, так не бывает. Если ты русский, так ты русский, если ты жид, так ты жид, а если ты поляк, так ты поляк и оставайся им. Так кто же вы? А мы народ. Во-о-т, народ мы воспринимаем.
Так что все довольно просто. А Холокост тут ни при чем. Кстати надо иметь ввиду, что наши предки вовсе не были ультрарелигиозными. Шло массовое бегство из местечек и синагог во второй половине ХIХ века. Более-менее образованные люди, наоборот, всегда скидывали это бремя. И это не воздействие Холокоста или советской власти.

- На том же памятном семинаре Вы назвали три «живые» еврейские структуры в России: ВААД (орган самоуправления евреев России), РЕК (Российский Еврейский Конгресс) и ФЕОР (Федерация Еврейских Общин России). Прошло около 3-х лет с тех пор. Какие еврейские организации Вы сейчас считаете «живыми»? И как Вы оцениваете систему хэсэдов?
М.Ч.:
- Ну, во-первых, я имел ввиду организации на федеральном уровне и при этом не имел ввиду зарубежные, хотя они, фактически, более живые, чем местные. Под российскими я понимаю такие структуры, которые созданы местными усилиями и которые не живут на дотации. Так что по-прежнему эти три организации и есть. ВААД я сейчас бы объединил вместе с федеральной автономией и Евроазиатским Конгрессом в одно целое. А система хэсэдов – одна из важнейших систем, прекрасная, благородная и абсолютно необходимая, которая создана «Джойнтом» и находится под его контролем и на полном его финансировании. Спасибо большое «Джойнту», спасибо всем тем, кто работает в хэсэде. Это колоссальная вещь. Мы видим, что когда «Джойнт» взял на себя эту огромную программу, которую никто не в силах был сделать, и, кроме того, выполнил ее, – создал сотни хэсэдов, в большинстве случаев они становятся тем стержнем, вокруг которого организуется общинная жизнь.

- Каковы, на Ваш взгляд, перспективы еврейской жизни в России. Что мешает людям возвратиться к своим корням и что способствует?
М.Ч.:
- Я не думаю, что еврейская жизнь сводится к возвращению к корням. Это гораздо более сложный и более насыщенный разными элементами процесс, который кроме возвращения к корням предполагает еще какой-то смысл возвращения. Слава Б-гу, я не могу сказать, что сейчас многое мешает этому из каких-то внешних сил. Впервые за более чем 100 лет вроде никто прямо не мешает. Но мы все не знаем, что такое община. Мы ее создаем на абсолютно пустом месте. Когда 15 лет тому назад на первом съезде ВААДа мы впервые произнесли это слово - воссоздадим еврейскую общину в России, это звучало красиво. А что это? Создать новое местечко? Невозможно, да и не нужно. Никто туда не пойдет. Создать религиозную общину? Тоже не получается. Вы смотрите, что происходит у наших ультраортодоксов, Любавичских хасидов, например. Они, конечно, пытаются это делать, но им приходится платить людям, чтобы они приходили на миньян, или распределять гуманитарную помощь. Но ведь это не происходит из внутренней потребности людей приобщиться к религии. Значит, нужно что-то такое другое. Значит, еврейская община – это некоторая сервисная структура, которая как бы призвана оказывать услуги еврейскому населению. То есть получается отдельно население, отдельно община. Вот это имеет главную сложность – поиск таких адекватных форм, которые проистекали бы из реальной потребности людей, а не идеологической или какого-то другого партийного императива. Что вообще удерживает людей в еврейской национальности? Раньше как, черта оседлости, и все понятно. А сейчас, может ли сохраниться вот эта русско-советская идентичность или она исчезнет? Она, безусловно, трансформируется. Но во что? Вот это знаки вопросов, решение которых зависит от населения и от лидеров, конечно.

- Замечаете ли Вы зависимость, ангажированность, конформизм, даже подобострастие еврейских организаций, в том числе и религиозных по отношению к российской власти? Если да, в чем причина этой зависимости в период «развитой демократии»?
М.Ч.:
- Конечно, замечаю. Я бы назвал это словом сервильность. В еврейской среде это проявляется, как и во всем российском обществе. Евреи – это часть российского общества, мы переживаем все процессы вместе с ним. Сейчас происходит укрепление того, что мы называем просвещенным этатизмом, от слова этат – держава, а, говоря более человеческими словами, происходит укрепление сильной центральной власти, которая всегда в России вызывает усиление целого ряда настроений, во-первых, почвенических, которые опасны для национальных меньшинств, а во-вторых, угодничества и сервильности. Это входит в русскую ментальность, под русскими имея ввиду в том числе и евреев. Достаточно вспомнить то, как крупные наши еврейские организации пытаются пробить себе дорогу в Кремль. Особенно это касается Федерации Еврейских Общин России (ФЕОР). Это вызывает нервное неприятие со стороны еврейской интеллигенции, которая, в общем, и составляет большую часть еврейского населения. Это есть, и все это будет усиливаться.

- Сложились у Вас какие-то первые впечатления от Брянска?
М.Ч.:
- Город большой, разбросанный, беспорядочный. Я все время провел здесь, в хэсэде, и полагаю, что все очень интересно. Думаю, важно, что в городе только три еврейских центра, а не 35, и это хорошая основа для сплочения общины. Приятное впечатление произвело то, что, по крайней мере, по рассказам здесь нет войн и кровопролитий, и все относительно спокойно.
Беседовала З. Додина

              ***

27.08.04. Материалы из газеты "Шма" № 9 (61) сентябрь 2004 г.

Память и памятник (Экспедиция Центра «Холокост» на Брянщине)

 С 3 по 6 августа в Брянске побывала экспедиция, организованная научно-просветительским Центром «Холокост». Студенты московских вузов занимались исследованием истории еврейского народа и Холокоста на Брянщине. Ребята посетили мемориалы Брянска, Почепа, Клинцов, Новозыбкова, Дубровки, связанные с местами массовых захоронений евреев, работали в архивах. В планах научно-просветительского Центра «Холокост» - установка памятника погибшим евреям в г. Клинцы.
 Своими мыслями на одну из самых печальных страниц в истории евреев поделились: Дмитрий Алексеев - студент Российского Государственного Гуманитарного Университета, Леонид Золотарев – студент Государственной Классической Академии им. Маймонида и Яков Гасс – студент Технического Университета связи и информатики.

 - Какая цель стояла перед вашей экспедицией, что достигнуто, как вы оцениваете вашу поездку?
 Д. Алексеев:
- Основной целью поездки было узнать, где в Брянской области есть памятники погибшим евреям. Было отмечено количество жертв, места, где есть памятники, и где их нет, где есть общие памятники жертвам фашизма, потому что сейчас ведется активная работа по установке памятников вообще по России. В принципе то, что мы хотели сделать, мы и сделали, но стало понятно, что здесь очень большой объем информации и по праведникам мира, и по истории общинной работы – объем совершенно грандиозный, так что времени было слишком мало. Я думаю, что мы постараемся вернуться.
 Л. Золотарев: - Одна из целей, которая у нас была – это установить, где на памятниках выделены имена евреев, а если не выделены – просто сфотографировать, как памятник выглядит, потому что у фонда «Холокост» есть программа – ставить памятники. И фонд готов сотрудничать с городской администрацией, организовать финансовую поддержку из Москвы и устанавливать памятники погибшим евреям. Еще одна важная цель поездки – это, если удастся, поговорить с людьми, которые нас встречали в разных местах, как можно больше узнать о праведниках народов мира. Например, вчера мы были в Почепе, и у нас очень много информации. В этом нам помог работник музея, который много нам рассказал, дал статью и обещал много информации переслать. Еще одна, как мне кажется, важная цель поездки – сотрудничать с какими-то молодежными (как мы) отделами.

Московские студенты в Брянском хэсэде беседуют с ветеранами Великой Отечественной войны

 - Я знаю, вы общались в хэсэде и других местах с выжившими жертвами Холокоста, участниками войны. Что интересного в личностном плане вы встретили?
 Я. Гасс:
- Вы знаете, мы просто увидели тех людей, для которых мы работали, мы увидели людей, которые через это прошли, мы увидели живых свидетелей прошедшего и смогли спросить у них, что же действительно было. Потому что иногда в СМИ печатают всякие слухи, домыслы, что угодно, а мы смогли беседовать с людьми, которые видели все своими глазами, которые не станут обманывать. И всегда и везде мы замечали такую вещь: люди могут чего-то не знать, что-то не помнить, но все они хотят рассказать о том, что было.
 Л. Золотарев: - Я думаю, этих людей осталось уже не так много, и им надо уделять как можно больше внимания. Это и очень интересно, и нужно – пока эти люди есть, с ними хочется проводить больше времени.
 Д. Алексеев: - И все нужно записывать, потому что это люди, которые делали историю, которые видели правду, а правду у нас всегда или замалчивали или переделывали, это всегда кому-то было нужно.

 - Вопрос, который всегда стоит рядом с темой Холокоста: почему Высшие силы не вмешались в ход истории, хотя в древности, как говорится в религиозной литературе, Б-г помогал евреям?
 Л. Золотарев:
- Я этот вопрос задавал очень многим людям в Москве, очень уважаемому раввину, словом, серьезным людям, и на этот вопрос нет ответа вообще. Я не могу ответить на этот вопрос. Но есть много версий на эту тему. Одна – это то, что наказание было послано потому, что евреи не соблюдали заповедей. Вторая – за грехи родителей и т.д.
 Я. Гасс: - Я вообще человек неверующий, но если предположить, что да, действительно, Вс-вышний существует, то, может быть, это было запланировано как урок народу. Человеческая жизнь так мала в размерах истории, что отдельный человек не успевает проследить того, что происходит, - нужна работа нескольких поколений, наверное, даже десятков поколений, чтобы все увидеть. Потому что одномоментно ничего не случается.

 - Этот вопрос может вам показаться несколько жестким, но он, увы, становится актуальным. Известная писательница Дина Рубина в интервью «Московским новостям» сказала, что «идет бурная чиновная жизнь вокруг одной из самых страшных трагедий человеческой истории и есть кощунство, гешефт на костях». Что вы можете сказать по этому поводу? Встречались ли вы с чем-то подобным?
 Д. Алексеев:
- Очень хорошо для нашей темы, что не все мы здесь евреи. Я, например, чистокровный русский, ну, до определенного, естественно, колена. И очень важно, что темой Холокоста занимаются не только евреи, мы понимаем, что это трагедия мира, которая не должна повториться. Конечно, то, о чем вы говорите, бывает: и бытовой антисемитизм, например. Ну, есть это и от этого никуда не деться.

 - Так есть только бытовой антисемитизм среди россиян, а не чиновничья жизнь внутри еврейских организаций?
 Д. Алексев:
- Скорее есть просто безразличные люди. Иногда приходишь и говоришь: «Ребята, нужно то-то и то-то сделать». А в ответ: «Евреи? Так у вас есть свои организации, а нам это не важно».
 Л. Золотарев: - Я участвую в еврейских организациях, в том же фонде «Холокост». И я ни разу не встречал чиновничьего отношения. Там, куда мы едем и где есть договоренность о встрече, например, в администрации Ростова и в Смоленске, и здесь, в Брянске, нам везде очень помогали.

- Что ж, приятно слышать. А какие сложились впечатления о Брянском хэсэде?
 Я. Гасс:
- Впечатления, может быть, не такие полные, все-таки времени было очень мало. Мы увидели простую еврейскую общину, такую же, как и везде, с хорошими и добрыми людьми, с энтузиастами своего дела.

 - А вы столичный житель? Пару слов о различии столичной и провинциальной общин.
 Я. Гасс:
- Вы знаете, я не вижу разницы, только, может быть, в количестве человек, а дух, атмосфера везде одинаковы. Евреи везде евреи.

- Что конкретно хотелось бы сделать по итогам вашей поездки?
А. Дмитриев:
- Во-первых, хотелось бы поучаствовать в установке памятника в Клинцах. Администрация г. Клинцы к 60-летию Победы готова к решению этого вопроса со своей стороны и при поддержке фонда «Холокост». Финансирование, наверное, будет совместным. Так что было бы здорово поучаствовать в установке памятника.

Беседовала З. Додина

29.07.04. Материалы из газеты "ШМА" № 8 (60) 2004 г.

«Я вам не скажу за всю Америку»
(интервью со стипендиатом «Джойнт» Карой Яновски)

 8-9 июля в гостях у Брянского Общинно-Благотворительного Центра «Хэсэд Тиква» была стипендиат Почетного Президента Всемирного «Джойнта» имени Ральфа Гольдмана - Кара Яновски из Америки и директор программ «Джойнт» по Центральной России и Поволжью Владимир Палей. Кара Яновски, как и все наши гости, познакомилась с Центром, его сотрудниками и волонтерами, Попечительским Советом и студентами «Гилеля», приняла участие в заседании «Дискуссионного клуба» и образовательной программе «Гилеля» – «Лерхауз». Гости побывали в филиале Центра в г. Клинцы, где участвовали в проведении Кабалат Шабата, встречались с молодежью и посетили места, связанные с Холокостом.
 Специально для нашей газеты Кара Яновски поделилась своими мыслями о том, как она представляет еврейство в России и Америке.

- Кара, расскажите, пожалуйста, нашим читателям немного о себе. Где родились, учились, работали?
- Я родилась в Левингстоне, штат Нью-Джерси, закончила две 12-летних школы в Нью-Джерси, я училась в Университете Пенсильвании на факультете политической технологии, была активным участником «Гилеля» там, состояла даже в управлении «Гилеля», участвовала в группе, которая доставляла еду нуждающимся людям. Шесть месяцев я училась в Тель-Авивском Университете, и это было здорово. Когда я закончила обучение, я в течение года работала в музее еврейской истории в Балтиморе. Работала в еврейской школе и как учитель, и как директор. Потом я училась в еврейском университете Бранд-Айс в Бостоне на специальностях «Американская еврейская история и социология», а также «Еврейское образование и менеджмент». В то же время я работала как еврейский семейный преподаватель. Я работала в еврейском общинном Центре в Бостоне с пожилыми людьми и преподавала иврит.

- Ощущали ли Вы космополитизм, подчас свойственный юности, тем более в такой стране как Америка? Когда Вы «стали» еврейкой?
- «Я вам не скажу за всю Америку». Я всегда считала себя американкой и еврейкой, то есть я еврейка, живущая в Америке. Некоторые себя называют «еврейский американец». Это тот человек, который чувствует себя американцем, но по случайности оказался евреем. И это предмет для большой дискуссии, большого спора всегда – и внутри американского еврейства, и с моими учителями, и с моими родителями, и с моими друзьями. Я знала, что я еврейка с 3-х лет, когда пошла в детский сад при синагоге, и пока я росла, я получала очень много еврейских знаний и чувств из воскресной школы, из обряда Бат-Мицва. Многие мои друзья и стали моими друзьями благодаря моей еврейской активности.

- Я не знаю, сколько времени Вы уже в России, но замечали ли Вы, что постсоветские - российские евреи стали ближе к своим корням после большого перерыва?
- Я в России 5 недель и за это время я очень много увидела. Я чувствую, что люди искренне счастливы восстановить связь с еврейством. Очень много путей есть для восстановления этой связи.

- Например…
- Один путь – это прийти в синагогу и встречать субботу. Другой путь, который я вижу здесь, например, в хэсэде Брянска или в хэсэде «Хама» в Москве – это когда люди обращаются за еврейской книгой или за еврейским общением, даже за помощью. Есть еще путь, который в Москве более четко разделяется, - это не только хэсэд, а где есть и культурный центр, где есть возможность проявить себя в еврейском художественном творчестве. Я была в Харькове, где я видела в общинном центре программу подготовки молодых общинных лидеров. Они пели еврейские песни, помимо занятий лидерством, и я чувствовала, что они сами ощущают свою связь с еврейством. Это очень позитивно, когда есть разные пути прихода к еврейству и ощущения своей связи с еврейством. По моему мнению, это очень важно иметь разные возможности.

- Какие именно программы Вы поддерживаете в своей работе?
- Я ничего не поддерживаю (смеется. - Прим. ред.). В этом году я стипендиат «Джойнт», что дает мне возможность жить, видеть и узнавать самые разные еврейские общины и участвовать в специальных проектах в этих общинах. Я имела очень интенсивный опыт еврейской жизни в Америке, и я считаю, что способна передать еврейские знания, которыми я обладаю. Но, прежде всего, для меня важно не учить других, а учиться самой, изучить разницу между различными еврейскими общинами. В Бухаресте я работала как еврейский преподаватель, ведь я получила еврейское образование. Я изучала систему еврейского образования в Румынии, после чего могла дать какие-то рекомендации. Также в Румынии, поскольку я работала в еврейском общинном центре, у меня была возможность участвовать в работе планового комитета по созданию нового общинного центра.

- Что отличного от других общин Вы нашли в Брянске? Ваши первые впечатления.
- Для меня, прежде всего, Брянск – это первая община за пределами Москвы, которую я увидела в России. Это очень важно для меня – увидеть и изучить, как работает община в небольшом городе. И особенно важно понять, как работает еврейская община не только в самом городе Брянске, но и в малых городах вокруг Брянска. Я думаю, это всегда так: создать сильную общину – всегда вызов, и люди, которые берутся за такую работу, заслуживают самого большого уважения. Люди, которых я встретила в Брянске – это очень дружелюбные, открытые люди. Меня впечатлило взаимоотношение между Попечительским Советом и профессиональными сотрудниками. Я вижу, что община очень творческая и нацелена на результат одновременно.

Беседовала З. Додина.
Перевод - В. Палей.

Урок немецкого языка

       «22 июня ровно в 4 часа
        Киев бомбили, нам объявили,
        Что началася война…»
 До войны мы жили в красивом, добром городе Белая Церковь, что в 90 км от Киева. Там прошло мое детство. В первый же день войны наш город бомбили. В первых сводках Совинформбюро появилось сообщение: «Бои идут на Белоцерковском направлении» – немцы рвались к Киеву. Папа ушел на фронт. Детство кончилось.
 Страна еще не слышала «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой…», но все, кто мог держать оружие: молодежь, старики, женщины и дети, не ожидая призыва, встали на защиту своей страны.
 Город пустел. 5 июля на подводах, что дал военкомат, организовали обоз, старшей в котором была моя мама. Мы уходили из города, увозя в обозе семьи военных и партработников. Проезжая мимо общежития сельхозтехникума, где уже был организован госпиталь, мы увидели раненных, которых никто не собирался вывозить, - они уже никому не были нужны. Женсовет обоза принял решение всех и все снять с подвод и взять раненных столько, сколько вытянут лошади. И начался наш горестный исход из своего любимого города, из мирной жизни в никуда – в войну.
 В течение двух месяцев, под бомбежками мы шли по Украине, а по пятам наступали немцы. Описать все, что было пережито, как мы вынесли муки ада, не хватит места ни в одной газете.
 По направлению эвакопункта г. Астрахани поздней осенью на барже по Волге, а потом по реке Урал мы прибыли в Казахскую республику, Гурьевскую область, Баксайский район, поселок Яман (яман – плохой). Там я пошла в 5-й класс. Школа была двухэтажная: на первом казахская, на втором русская. Преподаватели были русские, и только казахский язык преподавала казашка Вера Амайгельдыевна, которая, войдя в класс, произносила: «Выковыренные» (т.е. эвакуированные), вон из класса». Нас не аттестовали, мы мешали. Русский язык преподавал директор школы Павел Иванович. Он был ранен на фронте, ему отняли правую руку. Это был добрый, умный, сочувствующий, любящий детей человек.
 Стоял голодный, холодный, страшный январь 1942 г. В один из этих дней Павел Иванович привел в класс интеллигентную, изможденную женщину и представил нам ее: «Ребята, это ваша учительница немецкого языка, зовут ее Ольга Генриховна. Прошу любить и жаловать». В классе стояла гробовая тишина. И вдруг, как по команде, класс встал и стал стучать крышками парт и кричать: «Мы не будем учить фашистский язык, мы не будем учить фашистский язык!» У Ольги Генриховны в глазах стояли страх и слезы, а мы кричали до изнеможения. И так из урока в урок мы добивали ее своими криками. Ольга Генриховна была из немцев Поволжья, которых выслали в считанные часы, и в чем были, они гибли в дороге от голода и холода. В один из дней мы узнали, что у Ольги Генриховны украли карточки на хлеб, а для нее это была гибель.
 В школе на завтрак нам выдавали по 50 г хлеба, это был маленький, как из глины вылепленный комочек, но это был Хлеб. Класс, посовещавшись, принял решение: мы попросили, чтобы одну буханку хлеба нам выдали целой, долго уговаривали буфетчицу, не сказав для какой цели. Целую буханочку мы положили на учительский стол и молча ждали учительницу.
 Ольга Генриховна входит в класс, в классе небывалая тишина, она еще больше испугалась. И когда она увидела хлеб на своем столе, она все поняла, сначала улыбнулась, а потом разрыдалась, а с ней рыдал весь класс. Сквозь слезы она сказала: «Какие вы добрые, добрые дети, но я не могу взять у вас хлеб, вы сами голодаете, я знаю, как нелегко это сделать. Но сегодня вы герои, вы совершили поступок, и я этого никогда не забуду. А теперь я расскажу вам о немецком, а не фашистском языке, о языке, на котором говорили великие гуманисты века». Но мы стали кричать: «Если Вы не возьмете хлеб, то и мы кушать не будем, только с Вами мы станем кушать». И вторую буханочку мы сами разрезали и по кусочку, стараясь ей выделить побольше, стали кушать хлеб, и он показался нам таким вкусным оттого, наверное, что мы сделали добро, мы совершили поступок.
 Потом мы говорили о многом. Ольга Генриховна сказала нам, что ее сын сражается с фашистами, что от него давно нет вестей. И мы решили, раз немец и на фронте, - значит, он разведчик. С этого дня у нас завязалась дружба, мы любили Ольгу Генриховну, защищали ее, если слышали оскорбления в ее адрес. Она часто говорила мне: «Розочка, учи немецкий язык, может, он тебе когда-нибудь пригодится». И через много лет, живя в ГДР, я часто вспоминала эти слова, вспоминала Ольгу Генриховну. И сейчас я помню ее дорогие уму и сердцу «уроки немецкого языка».
Роза Усыскина

******

26.07.04. Материалы газеты "Ани вэАта" № 8/9 (44/45) 2004 г.

Бывают и такие «Лерхаузы»

 У нас опять гости. Конечно, дорогие и долгожданные. В который раз к нам в город приезжает руководитель общинных проектов «Джойнта» по центральной России и Поволжью Владимир Палей (а может это неспроста, что не в первый раз?), на этот раз с очаровательной Карой Яновски из Нью-Йорка. Завершив свои дела, они заглянули к нам на очередное занятие «Лерхауза». Хотя оно и очередное, но не совсем обычное…

 Если бы несколько месяцев назад я услышал слово «Лерхауз», то, наверное, долго думал бы о его значении. Но время, точнее мой приход в «Гилель», расставил точки над i. Именно «Лерхауз» стал первым мероприятием, на которое я попал. С тех пор я присутствовал почти на каждом занятии. И не случайно, ведь все темы, обсуждаемые здесь, интересны, жизненны и многогранны. Особенно ценные качества «Лерхауза» — это возможность дискутировать, поделиться с другими своим мнением, получить ценный совет, который порой очень нужен.
  В общем, много было «Лерхаузов» разных, но об одном я хочу рассказать. Интересен он был тем, что очень уж особенный. Дело вот в чем. Во-первых, «Лерхауз» стал «боевым крещением» для будущего координатора этого проекта Игоря Хохлова. Мне впервые представилась возможность, если так можно выразиться, проследить первые шаги дебютанта и, надо сказать, что Игорь пошел твердой поступью.
  Во-вторых, была выбрана интересная злободневная тема — «Эти плохие евреи». Мы оживленно беседовали о том, как еврейский народ воспринимается в умах окружающих, какие существуют стереотипы по этому поводу. Распространена ассоциация евреев со всем худшим, в результате растут антисемитские настроения, но при этом не принимаются во внимание положительные черты народа, которых множество. В общем, этот «Лерхауз» дал мне много пищи для размышлений о месте евреев в обществе и о восприятии их этим обществом.
  Не было ни одного занятия, после которого не пришлось бы задуматься на тему, которая обсуждалась. Даже вне стен «Гилеля» по дороге домой продолжаешь думать и рассуждать. Так, наверное, и открываются тайны бытия.
Вот таким интересным и нужным проектом показался «Лерхауз» мне, новоиспеченному гилелевцу. Поэтому с нетерпением буду ждать сентября, когда откроется следующий цикл занятий с новым координатором. Надеюсь, будет так же интересно, как и раньше.

Герман Новиков

***

Из чего же сделаны наши девчонки… и мальчишки?

Все время говорится о том, что «Гилель» — это студенческая организация. И мы решили проверить, так ли это. Да и опять же, разобраться, с половым вопросом, т.е. сколько у нас девочек, сколько мальчиков, какие они и чего они хотят… И что из всего этого может получиться.

Население брянского «Гилеля» составляет две с половиной сотни человек. Конечно, активными и сознательными гражданами являются далеко не все, а где-то треть. Вот эти девяносто человек и были «подвергнуты обработке».
Итак, первым приятным (для девушек) сюрпризом оказалось то, что женская половина «Гилеля» немного меньше мужской (см. диаграмму №1). Далее мы проверили возраст исследуемых. Что же оказалось? Более половины гилелевцев находятся в нежном возрасте до 25 лет (33% — до 20 лет, 37% —от 20 до 25 лет). Остальные 30 % немного старше (18% — это люди 25 —30 лет, 12% — старше 30).
Теперь ответьте мне на вопрос: чем может заниматься молодежь, находящаяся в самом интересном возрасте (17 – 30 лет), не обремененная по большей части никакими заботами и проблемами? Правильно, поиском второй половины, дабы обрести все прилагающиеся к этому заботы и проблемы. Человечество давно пытается ответить на вопрос, зачем это людям нужно, но до сих пор никто не нашел ответа. Однако все этого хотят и этим занимаются (поиском, в смысле).
Но не хотим мы любого (любую). А хотим человека, обладающего определенными качествами, на наш взгляд, обязательными. На эту тему и опрашивали гилелевцев, а заодно узнавали, обязательно ли избранник (-ца) должен быть евреем и хотят ли наши респонденты настоящую еврейскую свадьбу (хупу).
Тут нас поджидал второй приятный сюрприз. Оказывается, нашим ребятам достаточно, чтобы избранница «любила их». И все! Так что, девочки, мотайте на ус. Некоторые юноши, правда, высказывали желание видеть рядом с собой умную или хотя бы неглупую, добрую, верную и честную девушку. Но, в целом, требования довольно скромные.
С женским населением немного сложнее: поскольку дамы у нас не мыслят стереотипами, то и отвечали они по-разному. Однако общая тенденция все же улавливается. Попробую изобразить портрет идеального избранника. Он должен быть умным, добрым, обладать чувством юмора. А дальше… быть щедрым, заботливым, пробивным, выдержанным, но при этом настойчивым, надежным, честным… Этот список можно продолжить. Да, девушки у нас непростые. Ведь им еще нужно, чтобы мужчина не был занудой, гулякой, бесхарактерным и умел заработать.
По поводу еврейства ребята высказались неопределенно: не важно; нет, но можно; скорее нет; скорее да. Лишь 25% опрошенных выразили твердое намерение иметь девушку-еврейку. Женская половина опрошенных более склонна найти себе еврейскую половинку, утвердительных ответов больше половины.
Ну и последний вопрос по поводу еврейской свадьбы. «Да!» — сказали все девушки. Представляется, что красота и торжественность свадебной церемонии будоражит умы и сознание слабой половины человечества давно и серьезно. А уж если их (церемоний) может быть две, в ЗАГСе и в синагоге, так это же здорово!
С ребятами получилось интереснее. Поскольку на вопрос они отвечали: «Можно было бы попробовать…», — то, узнав о том, что хупе обязательно должна предшествовать брит-мила, крепко задумывались и отходили в растерянности. Да, жалеют себя наши мальчики, не хотят пожертвовать ради прекрасных дам такой малостью, а ведь это заповедь для еврея! Но нужно ли их осуждать?
Тем не менее, опрос показал, что не все потеряно в «Гилеле», мальчики и девочки у нас хорошие, и все еще впереди. Возможно, еще не одна хупа…

***

«…Я выбрал себе направление, которым и занимаюсь».

2 июля в Брянске в к/з «Дружба» состоялся концерт областного джазового оркестра под управлением Бениамина Мирзояна. Имя в нашей среде знакомое, и событие неординарное, поэтому мы с удовольствием там побывали. А потом очень захотелось поговорить с руководителем оркестра Бениамином Мирзояном.

- В музыкальной среде Вы известны как Бен? Почему, сокращенно от Бениамин?
- Да нет, скорее наоборот. Моей маме приснилась ее мама, которая умерла задолго до моего рождения в Баку, и сказала: «Назови ребенка моим именем». В синагоге долго думали, как мальчика назвать женским именем. Придумали Бенцион (сын Цили). И появилось имя Бен, которое трансформировалось в Бениамин.

- А где Вы родились, где учились?
- Родился в Тбилиси, в два года приехал с родителями в Брянск, закончил школу №9, потом музыкальное училище. Отучившись немного в Орловском институте культуры на дирижерско-хоровом отделении, я оставил учебу. Вот и все.

- Какова Ваша специальность после окончания Брянского музыкального училища?
- Я духовик.

- Вы играете только на трубе?
- Как руководитель коллектива я обязан владеть многими инструментами, я ими и владею, ведь мне необходимо знать возможности каждого инструмента оркестра, чтобы писать аранжировки.

- Почему именно джаз?
- В детстве мне привили интерес к нему, и я пронес любовь к этой музыке через всю жизнь.

- У нас очень распространены профессиональные династии врачей, музыкантов. Как у Вас в семье?
- (Смеется). Тоже самое. Мама — повар, папа — токарь.

- А Ваши дети?
- Нет, я никогда не заставлял своих детей заниматься музыкой. Один музыкант в семье — и так много. Да и в настоящее время я не хотел бы, чтобы это было их специальностью, пусть это будет хобби.

- Мне кажется, музыкальная жизнь Брянска не очень-то развита. Что Вы думаете об этом?
- Наверное, так сейчас нельзя сказать. Был одно время такой период, но сейчас все по-другому. У нас хорошие традиции в камерной музыке, академической, народной, есть замечательные оркестры Э.Амбарцумяна, В.Осипова, есть хор Марио Бустилло. Другое дело — современная музыка, она не на подъеме. Нет преподавателей, в БМУ до сих пор не открыто отделение современной музыки. А детей, интересующихся инструментами, становится все меньше, они не хотят играть, ведь это трудно. В музыкальном училище недобор духовиков

- А что-нибудь делается в городе, хотя бы по отношению к Вашему оркестру?
- Нет, ничего. Я рад, что нашелся такой человек, Александр Рустамович Якубов, который поддержал нас, возродил наш оркестр. Это была его личная инициатива.

- В Вашем оркестре играют еврейские музыканты, которых мы видим в общинном ансамбле. Вы не думали играть еврейскую музыку?
- Сама еврейская музыка мне нравится, когда я ее слушаю. Но я в ней не специалист, я выбрал себе направление, которым и занимаюсь. Считаю, что каждый должен заниматься своим делом.

- Джаз — музыка не для всех. Как научиться ее понимать? Что бы Вы посоветовали интересующимся?
- Слушайте записи!

- А как Вам музыкальный эфир?
- Послушайте наши радиостанции. Что на них звучит? Раньше была радиостанция «Маяк», на ней был представлен весь спектр классической и современной музыки. Был «Серебряный дождь», но он стал не выгоден, т.к. не давал прибыли своим учредителям. Хотя в Орле «Дождь» прекрасно функционирует.

- Вы гастролируете?
- Нет, ведь кроме занятий в оркестре, у музыкантов есть основное место работы. Иногда мы выезжаем с концертами по области, но в основном выступаем в Брянске.

- А что это за дискриминация женщин? У Вас работают одни мужчины.
- Нет, у нас солистка — Виктория Носова, была замечательная пианистка Женя Савицкая. Но вообще женщинам свойственно выходить замуж, рожать детей и заниматься семьей…

- Как Вы относитесь к «Гилелю» и к еврейским организациям вообще?
- Честно говоря, мне не очень нравится эта обособленность, и это касается не только еврейских организаций. Я думаю, что именно она рождает недовольство в обществе и разжигаает антисемитизм. Мне бы хотелось, чтобы все было открыто. Такая замечательная культура как еврейская должна быть доступна для всех, независимо от национальности.

Беседовала Елена Генкина

***

«… Я никому не делала зла»

Мы все время пишем, читаем и восхищаемся кем-то, кто прославился своими произведениями, достижениями, идеями или чем-то другим. Но почему-то забываем, что нас окружают, казалось бы, простые люди, среди которых есть такие, о которых впору писать и говорить во всеуслышанье. Поэтому предлагаем вам, дорогие читатели, оглянуться вокруг, найти и рассказать всем о таком человеке. А сегодня вас ждет первый рассказ…

Моя бабушка, а речь пойдет о ней, родилась 10 апреля 1916 года. Назвали ее Асей, она была вторым ребенком в семье мелкого еврейского торговца Мордуха Гетманского, которого русские называли Марком. Маму звали Рива, она была одним из одиннадцати детей огромной семьи по фамилии Фрумкины. В семье Гетманских уже был один ребенок — старшая дочь Женя. Жили они недалеко от Брянска в местечке Середина Буды. Отца в то время лишили права голоса, так как он занимался торговлей, но жили они, по словам бабушки, «как все тогда».
Даже те, кто не особо увлекается историей, знают, что это были за годы 1917 — 1920. Да, гражданская война, неразбериха, когда вначале приходили одни, грабили и убивали, потом другие, и делали тоже самое. Горе пришло во многие дома, особенно еврейские, потому что, то там, то здесь происходили погромы. Во время одного из них погибла Рива. Отец уехал куда-то по делам, хорошо, что рядом оказался сосед, спрятавший девочек от погромщиков. Бабушке было всего 2 года.
Знаете, как говорится: «Отец потужил-потужил, да и женился на другой». Жизнь с мачехой была именно такой, как пишут в сказках. Жила семья Гетманских в Брянске, время шло, бабушка закончила рабфак, собиралась учиться на бухгалтера, но потом поняла, что провести всю жизнь с цифрами она не хочет, и в 1937 году поступила Смоленский медицинский институт. Но доучиться ей не пришлось — началась война, и ее, двадцатипятилетнюю студентку, призвали на фронт в 516 отдельный саперный батальон 38 армии Юго-Западного Фронта.
В июне 1942 года в местечке Карповка Сталинградской области она попала в окружение и до января 1943 года была в плену.
Бабушка не любит много рассказывать об этом, ведь воспоминания вновь возвращают ее к пережитому. Из ее рассказов я знаю всего две истории об этом времени. Первая о том, как финский доктор, служащий в германской армии, не выдал ее немцам, когда застал за изучением медицинских препаратов. А ведь любознательность могла ее погубить!
А еще бабушка с гордостью рассказывает о том, что плененные вместе с ней солдаты не выдали ее, хотя знали, что она еврейка.
После освобождения из немецкого плена она попала в советский лагерь. Чиновники КГБ не могли понять, как еврейка, знающая немецкий язык, могла выжить. Скорее всего, решили они, она была переводчицей и работала на фашистов. До сентября 1943 года бабушка находилась на спецпроверке, пока ей не повезло: один из проверяющих оказался евреем, пожалел ее и подписал приказ об освобождении.
Победу она встретила в Прибалтике, где работала начальником санитарной службы в одном из госпиталей. В военном билете есть запись: «13.10.1945 — уволена в запас».
Теперь нужно было думать о мирной жизни. Поскольку Смоленский мединститут очень пострадал во время войны, она поехала на Украину в Черновцы, чтобы там закончить пятый курс. Получив распределение после окончания института в Закарпатье, Ася оказалась в городке Великоберезный. Работая фтизиатором, она встретила моего деда, Николая Ивановича. Соседи и друзья удивлялись, как это «Мiкола женился на жiдiвке», на что дед всегда отвечал: «Главное, чтоб человек был хороший!»
В Закарпатье родилась моя мама Наталья, мой дядя Анатолий. В 1953 году семья переехала в Брянск. Дед работал бухгалтером на нефтебазе, бабушка сменила несколько лечебных учереждений, работая фтизиатором, и до сих пор о ней помнят как о хорошем специалисте и замечательном человеке.
«Я никому не делала зла и старалась помочь, чем могла, поэтому меня уважают!» — так говорит о своей жизни Данилевская Ася Марковна.

Елена Генкина

05.07.04. Материалы газеты "ШМА", №7, июль 2004г.

«Золотые павлины» поют

      «Ди голдене павэ»
      Зовется наш хор:
      «Золотые павлины» -
      И грусть и задор.
      Поем на иврите,
      На идише песни.
      Еврейские песни…
      Нет песен чудесней.
      Мы все волонтеры,
      И хэсэд наш дом.
      Мы трудимся здесь,
      Отдыхаем, поем.

 Кабалат Шабат, проведенный 25 июня в хэсэде, совпал с 5-летием любимого нашими зрителями хора волонтеров «Ди голдене павэ».
 Блоком Шабатних песен – змирот – хор «Ди голдене павэ» открыл свой отчетный концерт. Оригинальное построение концерта дало возможность зрителям не только прослушать песни, но и еще раз приобщиться к «идишкайту», - культуре и традициям российского еврейства. Координатор общинных программ И. Зельзбург перед каждым песенным блоком концерта рассказывал и о значении еврейской Субботы, и о традициях еврейского круга жизни, и о еврейском местечке, и о жизни современного Израиля, сопровождая рассказ видеофрагментами.
 Неизменная ведущая концертных программ хора Ирина Кругликова знакомила с содержанием каждой песни на русском языке. В блоке, посвященном традициям еврейского круга жизни, были исполнены песни: «Мазл тов», «Ицик женится», «Мэхутоним гейн». Зрители с восторгом принимали и подпевали хору песни местечка. Впервые Татьяна Красиченко солировала в песне «Киндер йорн». Были и сюрпризы: некоторые песни сопровождались танцами («Ки эшмера Шабат», «Нигун атик», «Ша, штил»). Состоялись премьеры песен, специально подготовленные к юбилею: «Хацкеле», «Дире гелт» и проникновенная мелодия «Нигун», исполняемая без слов.
 А начиналось все так. Однажды волонтеры Евгения Сотникова, София Кантор, Анна Рихтерман, Майя Певцова и Любовь Немец вместе с директором клуба «Моадон» Адой Перовой решили разучить несколько молитв, которые бы пели во время Шабата. И разучили на иврите: «Осе шалом», «Хайом йом шиши», «Леха доди». Затем решили приобщиться к идишу и разучили: «Тумбалалайку», «Ицик женится», «Ойфн припечек». Консультантом по произношению и переводу с идиш выступила Любовь Немец, прекрасно владеющая языком.
 И, услышав это пени, директор хэсэда Ирина Черняк сказала: «Быть хору в хэсэде!» Пригласили хормейстером Марианну Новожилову и вот уже образовался хор, которому дали имя «Ди голдене павэ» - «Золотые павлины». Первое выступление хора состоялось на 3-х летии хэсэда в городском Доме Культуры в 1999 году. Эта дата и считается датой основания хора.
 За 5 лет проделана большая работа, хор ежегодно выступает на Днях рождения хэсэда, Общинных Фестивалях Еврейской Книги (ОФЕК), поет на Шабатах, перед участниками Великой Отечественной войны, на праздниках Песах, Ханука, Рош-а-Шана, в общинах городов Клинцы, Сураж, Унеча, Сельцо, Жуковка, на мероприятиях, проводимых «Гилелем». Каждый год хор дает отчетный концерт.
 В репертуаре хора 60 песен – 25 на идиш, 25 на иврите, 10 праздничных песен. Наш хор – это мобильный коллектив энтузиастов и любителей еврейской музыки, песни и танца. Везде – и в Брянске, и в районных общинах его очень тепло принимают, люди повторяют слова песен, вспоминая детство, иногда подпевают. Как приятно и трогательно, когда видишь слезы на глазах зрителей.
 Много сделали для звучания и исполнения мелодий хормейстер Марианна Новожилова и концертмейстер Ада Перова, ведь состав хора «не так молод», и не просто выучить слова, мелодию, танец. Но благодаря стараниям и терпению наших руководителей, мы получаем высокую оценку зрителей.
 Закончился концерт исполнением гимна Израиля «Атиква». Всем участникам хора вручили памятные подарки от хэсэда, а благодарные зрители – цветы, конфеты и вкусный «лэкех».
Ирэн Кацнельсон

***

Восемь долгих, коротких лет

 «История и судьба еврейского народа, его мудрость и грусть, лукавый юмор и вера в будущее, - все это в еврейской песне…»

 «Ах фрейлехс, еврейская пляска!
Веселые искры из глаз.
Еще не забытая сказка
Из детства, где нет уже нас!..»

«…Профессионально! Ново!
Талантливо! (В который раз)
Звучало в песнях слово…»
 (Евгения Рудницкая)

***

8 лет – много это или мало?

 8 лет – много это или мало? С исторической точки зрения это лишь миг, мгновение. Но для возрождения еврейских общин и их организаций в России – это очень большой срок, учитывая годы безвременья и утрату еврейских традиций.
 Традиционно в июне многочисленные активисты и друзья общины приходят поздравить Общинно-Благотворительный Центр «Хэсэд Тиква» с Днем рождения. Вот и в этот раз около 300 человек собрались в уютном зале городского Дома культуры, чтобы отметить очередную годовщину образования Центра. Во вступительном слове директор Центра Ирина Черняк и Председатель Попечительского Совета Борис Лифшиц отметили большой вклад многочисленной группы волонтеров, сплоченного коллектива сотрудников Центра в развитие традиций еврейской благотворительности (сегодня клиентами хэсэда является более 3000 человек) и реализацию общинных программ. Ирина Черняк добавила, что сегодня многое решается успешно благодаря эффективно работающему Попечительскому Совету, куда входят представители бизнеса и предпринимательства.
 С приветственным словом и поздравлениями выступили партнеры и друзья Центра: представитель Еврейского Агенства в Брянске Галина Добина, один из руководителей армянской общины Срапион Акопян. Прекрасный творческий подарок преподнесла музыкант Аревик Саркисьян, исполнившая на национальном инструменте армянский напев «Эш хамед».
 Бригадир волонтеров Ирина Кругликова рассказала о становлении волонтерского движения, об основных направлениях и программах, в которых участвовали добровольцы, отметила первых волонтеров, а студенты брянского «Гилеля» всем волонтерам преподнесли живые цветы. В исполнении творческого коллектива волонтеров – хора «Ди голдене павэ» - прозвучали песни на идиш.
 Значительная часть вечера была отведена под своего рода творческий отчет вокальной группы «Ор Левана» (ру. А. Голант) и клейзмерского ансамбля «Зайт гезунт» (рук. Г. Шуйский). В репертуаре этих коллективов много инструментальных и вокальных произведений, отражающих всю многогранность и глубину еврейской культуры.
 В кулуарах Дома культуры, обмениваясь впечатлениями, говорилось о том многом, чего достиг хэсэд за эти годы и как хорошо, что евреи Брянска могут собираться вместе, слушать прекрасные песни и помогать друг другу ощущать себя евреями.
Игорь Зельзбург

***

Жаль, что в «бочке меда» оказалась «ложка дегтя»
 4 июня в городском Доме культуры хэсэд отмечал свое 8-летие. О том, что все было прекрасно организовано и проведено, я думаю, напишут другие. Я о другом.
 Не было никого из представителей городской и областной администрации. Но это можно как-то понять по их отношению к нашей диаспоре, о чем мы много говорили после статьи в «Брянском рабочем» «А шел послушать музыку…» Ведь даже при антипатии в данном случае можно было «состроить хорошую мину при плохой игре», как поступают некоторые «хамелеоны» при встрече со своими «друзьями». Их не смущает даже тот факт, что это происходит в преддверии выборов. Им бы стоило поучиться такту и дипломатии у нашего президента В.В. Путина, который по долгу службы принимает глав всех конфессий, в том числе и Главного раввина, а если есть повод, то и поздравляет и награждает.
 Но совсем мне непонятно поведение нашего раввина Ицхака Ройтмана, который не удостоил своим присутствием и лично не поздравил хэсэд с Днем рождения одну (и не саму маленькую!) еврейскую организацию Брянска. Чего же мы ждем тогда от наших «доброжелателей»?
 Я думаю, что мы это переживем и станем еще сплоченнее. С Днем рождения, наш дорогой хэсэд! Долголетия тебе и новых творческих свершений, успехов во всех твоих добрых делах!
Яков Левинский

***

30.04.04. Материалы газеты "ШМА", №5, май 2004г.

Песах образа действия

Почему так много заповедей даны в память о чудесах, явленных нам при выходе из Египта? Почему недостаточно одной? Ответ находим в «Книге Воспитания» (Сефер Ахинух): «Человек сам строит себя своими делами, ибо по своей природе устроен так, что образ его мыслей следует за образом его действий».
Об образе действий проекта «Песах-5764» в Брянском Общинно-Благотворительном Центре «Хэсэд Тиква» расскажут его участники.

Четыре пасхальных эпизода

Пасхальная неделя вобрала в себя много значительных событий, ставших частями проекта, реализованного студентами брянского Гилеля совместно с волонтерами, сотрудниками хэсэда и долгожданными гостями из Израиля, США, Канады и московского Гилеля. Вот лишь несколько наиболее ярких эпизодов, в которых как в капле воды, отразились философия, традиции и ритуальная часть Пасхальных Седеров, а также то, что мы понимаем под словом ХЭСЭД - милосердие к людям.
Эпизод I. Юбилей одного из первых волонтеров Центра Сифы Мордуховны Крыловой, первого редактора газеты «Шма», совпал с Седером. Поздравить ее пришли волонтеры, гилелевцы, друзья, директор Центра Ирина Черняк. Все собрались за пасхальным столом, звучали песни, воспоминания о Седерах с дедушками и бабушками и о периоде становления хэсэда. Гостья из Израиля Рахель была приятно удивлена организацией поздравления юбиляра и красивым проведением Седера.
Эпизод II. Проект Элияhу в гостях у представителей замечательного брянского клана Исаревичей - Семена Григорьевича и Марии Фиселевны. Семен Григорьевич долгое время работал заместителем главного конструктора Брянского завода «Сельмаш», имеет много изобретений, отмечен правительственными наградами. Он пишет стихи, а одно из них прочитал за пасхальным столом. Интересным был рассказ о проведении Седеров и обычаях в семье Дэвида Леви - гостя из Канады. В проекте приняли участие гилелевиц Илья Перов и студенты - переводчики из МГУ Ванда Лихотворик и Ольга Зельзбург.
Эпизод III. В гостях у Ирины Львовны Матульской побывали гилелевцы: Юра Сурков, Алина Василенко, Лора Лялина и бригадир волонтеров Ирина Кругликова. Ирина Львовна 47 лет своей жизни посвятила организации детского здравоохранения Брянской области. Бывший главный педиатр Брянской области, она имеет правительственные награды. А во время беседы за пасхальным столом Ирина Львовна вспоминала проведение Седеров в их многочисленной семье в Ростове-на-Дону в 20-е годы. Главой семьи была «аидише бобе», у нее было 13 детей. Стол во время Песаха сервировался кошерной посудой, которую доставали из заветного шкафа. И все 13 детей со своими отпрысками собирались за огромным столом, а бабушка вела Седер.
Студенты, в свою очередь, рассказывали о своей работе в Гилеле, о возрождении еврейских традиций, о проведении проектов Элияhу. Ирина Львовна просто не могла сдержать своего восторга от встречи и просила передать через газету благодарность за этот проект, надеясь, что этот визит был не последним.
Эпизод IV. За прекрасно накрытым огромным столом собрались волонтеры и сотрудники в кафе «Бежица», а проводили Седер, конечно, гилелевцы: Дина Лялина, Женя Гольдин, Никита Ривкинд и Аня Малахова. Они уверенно владели вниманием аудитории, читая «Агаду», исполняя пасхальные песни, проводя викторины на пасхальную тему и удивляя музыкальными загадками. Поздравление директора хэсэда Ирины Черняк, выступление хора «Ди голдене павэ», «голоса» поздравлений волонтеров, живущих за границей, танцы, песни, шутки, веселье… Так замечательно отпраздновали Песах волонтеры и сотрудники Центра.
Бригадир волонтеров
Ирина Кругликова

***

Детский праздник

"Каковы свидетельства, законы и постановления, которые заповедовал нам Б-г, Господин наш?" - спрашивает мудрый сын в пасхальной Агаде. Подобно мудрому сыну мы на протяжении всего пасхального проекта задавали этот вопрос на каждом Седере, на каждом мероприятии, посвященном Песаху. И первыми на этот вопрос давали свои ответы дети…
"Ма ништана…" чем отличается детский праздник от всех остальных праздников?
1. В первую очередь подготовкой. В отличие от всех остальных представителей нашей общины дети активно участвуют в подготовке к празднику, готовят инсценировки, разучивают песни.
2. Дети, не первый год участвующие в воскресных еврейских проектах, могут дать сто очков вперед любому преподавателю еврейской традиции и рассказчику про Песах.
3. Детский Песах мало чем напоминает настоящий Пасхальный Седер, но зато свято выполняется мицва: "И расскажи сыну своему…." Хотя можно перефразировать: "И просвети родителей своих..."
Вот уже второй раз это совместный праздник учащихся Лимудим, детского центра при ЕАР под руководством Г.М. Блюм и детского центра "Лулав", работающего в рамках проекта "Стипендия Банчер". Подобно другим праздникам, этот также проводили студенты "Брянск-Гилеля", они же стипендиаты "Банчера".

"Вот десять казней, которые навел Пресвятой, будь Он благословен, на египтян в Египте..." (Агада). Надо заметить, что все эти казни еврейские дети испытали на себе благодаря стараниям Г.М. Блюм и ее учеников, подготовивших соответствующую инсценировку, но казни эти оказались ничто по сравнению с теми конкурсами и препятствиями, которые для детей заготовили студенты. Шутка ли - придумать песни на каждую из букв "бейца" - атрибут пасхальной кеары или выпить соленую воду, не показав вида, подобно нашим праотцам, "испившим до дна" всю горечь рабства… И все почему? Да потому, что подготовку праздника доверили Дине Лялиной, которая как всегда умудрилась по дороге на праздник все растерять!!! Но благодаря внимательности и изобретательности студентов Гилеля, знаниям детей и их родителей все удалось восстановить и вернуть! Марор и харосет, карпас и зроа, бейца и маца - все было найдено и возращено на свое место на пасхальной тарелке! И все попробовали, и все вкусили, как этого требует традиция и как нас этому учит пасхальная Агада… "В каждом поколении должен еврей воспринимать себя так, как если бы он сам вышел из Египта…" (Исход,13:8)
Веселый получился праздник и по-настоящему детским… Вот только одна мысль никак не покидала меня: а что будет в следующем году? Кто в следующем году будет петь с нашими детьми "В следующем году в Иерусалиме!"? До этого 10 лет подряд учителя воскресной школы исправно разучивали с детьми еврейские песни и обучали их традиции. Ученики этих учителей выросли и подхватили эстафету. После закрытия воскресных школ студенты "Гилеля", участники проекта "Банчер" взяли на себя этот труд. А что будет в следующем году, если не будет проекта Банчер? Кто будет проводить детские праздники? Или, может быть, в них отпадет необходимость? Ведь как ни прискорбно об этом говорить, наши дети говорят: "Ани - егуди" (я - еврей) только до тех пор, пока есть добровольцы, говорящие им об этом. "А родители?" - спросите вы. А родители любуются своими детьми, которые раскрываются благодаря стараниям студентов. А если завтра не будет студентов? Будут ли они петь "Были мы рабами у фараона в Египте, а теперь мы свободные люди…" (Агада)?..
Очевидец праздника

***

Седер - это порядок!
Вот и закончился в Брянске Пасхальный проект. В этом году мне представилась возможность ощутить на себе, что это такое - быть пасхальным координатором. Всего за это время я провёл несколько Седеров.
Вначале, до Песаха, было чувство беспокойства, тревожила мысль о том, что это большая ответственность и требует большой затраты сил и времени. Но радовало то, что всё-таки в этом году два пасхальных координатора, и можно будет распределить обязанности. Так и получилось: я занимался техническими вопросами и отвечал за покупку продуктов на мероприятия, а Лена Генкина (второй координатор) занималась составлением графика и распределением участников. И это позволило качественно все организовать. Нам удалось учесть те замечания, которые прозвучали на подведении итогов пасхального проекта прошлого года.
Мини-семинар, который мы проводили в Гилеле накануне Песаха, оказался своеобразным трамплином перед праздниками. Для нас важно было определиться с участниками пасхального проекта, которые должны были проводить Седеры в различных городах области и Брянске. Очень порадовали ребята, которые до этого ни разу не принимали участия в проведении Песаха. А для всех остальных это был хороший способ проверить и закрепить свои знания и умение.
Большой неожиданностью стал пасхальный Седер с американцами, на который собралось 60 человек!!! Мы постарались провести Седер необычно, и у нас это получилось. Большую поддержку оказал нам Борух Островский, учащийся йешивы из США. Помог и конгресс Гилелей стран СНГ, где мы получили неоценимый опыт и привезли свежие идеи. Также на этом Седере нам удалось задействовать наших гостей. И, несмотря на большое количество народа, он прошёл в очень приятной, спокойной и дружеской обстановке.
Новшеством стал и Седер для родителей гилелевцев. Понравилось всем - как родителям, так и самим гилелевцам, и даже появилась идея создать в Гилеле какой-нибудь новый проект с участием гилелевцев и их родителей. Я думаю, что родителям было интересно посмотреть, где иногда пропадают их дети с утра до вечера. Во время проведения этого Седера в Гилеле царила домашняя атмосфера. Мы успели и поиграть, и попеть, и поесть. Причём в играх и конкурсах родители принимали самое живое участие.
 Shem,
координатор проекта «Песах-5764»

06.04.04."ШМА", №4, апрель 2004г.

Легче воздуха!..

 Душа и песня ничего не весят, но, слиты воедино, подобны глотку чистого воздуха и способны творить чудеса…
 Лето.  Жара.  Курган Бессмертия.  Среди сотен рокеров я стою у самой сцены и слушаю выступление участников рок-фестиваля.  После невнятных текстов и неразличимых мелодий очередной группы, когда колонки, казалось, раскалились не только от жары, но и от мощнейших басов, вдруг свежо и ясно зазвучала песня «Такси - белая любовь».  В ней не было жесткого баса, а мелодия была нежной и удивительно чистой по звучанию. Так хорошо звучала моя любимая акустическая гитара! Слов я не запомнил, а единственную строчку припева повторял еще неделю, пытаясь исполнить ее, как вокалист «Невесомы».  Тогда я впервые услышал эту команду и в преддверии очередного рок-фестиваля лихорадочно искал на афишах простое на слух и непонятное по смыслу слово – Невесома.
 Как-то придя в «Гилель» на вечер русского рока, я был немало удивлен, увидев входящего в комнату молодого человека с гитарой, очень похожего на вокалиста «Невесомы». Ирина Аленичева на мой вопрос: «Кто это?» спокойно ответила: «Это - Рыскин».  Это точно был он – лидер «Невесомы», он был дружен с «Гилелем», и команда с тех пор не один раз играла для еврейской молодежи.
 И вот я стоял на остановке и вглядывался в афишу первого рок-фестиваля 2004 года.  В длинном списке команд-участниц второй с начала значилась она – «Невесома».  В последний день января я сидел в «Дружбе» и смотрел, как группы по очереди настраивают свои инструменты, готовясь к выступлению.  Мероприятие проходило в лучших традициях молодежной тусовки: полный зал, толпа в проходах, милиция и вечные нелады со звуком.
 Я старался быть равнодушным к панкам, падающим со сцены, и другим «рокерам».  Я ждал только одну команду.  Мне было неважно, получит она сегодня гран-при или нет, «Невесома» уже давно заслужила мою любовь и обожание.  Вот они!  Хватит сидеть!  Я выбежал в проход и остановился в предвкушении настоящей музыки.  Долгая настройка инструментов оправдала себя.  «Невесома» сыграла три песни – все новые!  И вновь волна музыки накрыла меня, вновь потрясающий вокал Владимира Рыскина, эта энергия, извергающаяся из колонок (не громкость, а именно, энергия!) и этот великолепный проигрыш, где так хорошо звучит акустическая гитара!  Слов я почему-то опять не запомнил, но последняя песня «Лед» была просто великолепна!
 К концу концерта зал стал пустеть, но я остался.  Я ждал награждения.  «Невесома» была лучшей сегодня, но наградят ли ее? Победителя стали определять по аплодисментам и дружному свисту рокеров.  Я кричал, как только мог! Есть!!! «Невесома» - победитель!  Зал взревел так, что уши заложило… После концерта я присел на Круглом (сквер Карла Маркса) и задумался о «Невесоме».  Именно тогда появилась идея написать очерк об этой группе.  Идея на «ура» была принята мной любимым, но за работу я так и не взялся…  Не зря!
 20 февраля я вглядывался в афишу нового рок-концерта «Невесомы» в Художественном музее.  Первая мысль – почему в музее?  Подумав, понял, что «Невесоме» там самое и место,  их музыка – искусство в полной мере!..  Маленький холл, две бабушки-смотрительницы, продающееся на антикварном столике пиво.  В крохотном зале полумрак, тусклые мерцающие лампы оставляют отблески на ободранных стенах с панорамами сражений на них.  Я подумал, что так, наверное, мог бы выглядеть подвальный клуб «Cavern» («Пещера»), где в шестидесятые выступали легендарные Битлы.  Но атмосфера камерности и покоя примиряла зрителей с недостатками зала. Первые две группы «Реликвии» и «Нейтральное видео» оставляют хорошее впечатление, но что-то не так…  Их музыка не вписывается в обстановку музея, ее место не здесь…  Мы ждали только «Невесому».  Даже это название не казалось здесь таким уж странным и необычным.  Снова долгая настройка инструментов, знакомые песни, отличные проигрыши.  Но настоящим откровением для меня стала песня «Второе сердце».  Медленная баллада была самой прекрасной песней из тех, что были сыграны на этом концерте.  Я сидел на стуле, не в силах пошевелиться.  Восторг переполнил меня, когда я услышал этот чарующий припев:
   Зачем тебе второе сердце?
   Любви и боли больше вдвое…
   Зачем Земле второе солнце днем?
   Мы так умрем и не заметим,
   Как в нас растет второе сердце,
   Но, умирая, мы воскреснем в нем…

 Словно порыв свежего ветра эта песня ворвалась в маленький зал!  Удивительно гармоничная и легкая, мелодия летела, стремилась к небесам, маня за собой, но сила притяжения не хотела отпускать, и оставалось только одно – сидеть и слушать.  Я даже дышать старался как можно реже, казалось, что дыхание заглушает эту необыкновенную мелодию.  Голос вокалиста то опускался почти до шепота, то звучал в полную силу, и тогда внутренняя энергия песни растворяла стены зала и, казалось, что песня звучит где-то высоко-высоко, а эхо разносит этот голос по всей земле.  На самом деле, звукорежиссер просто добавил акустики голосу Владимира.  Далее прозвучавшие песни «Сквозняки и ветры» и «Своя и чужая» тоже были очень хороши. Творчество «Невесомы» выше земли, легче воздуха, и самым обидным тогда было то, что песня может взлететь, а ты – нет…
 Из зала я вышел ошеломленным, сил хватило только на то, чтобы добраться до дому. Чувства переполняли меня, слов не было, я уткнулся в подушку и заснул. Только на утро картина вчерашнего концерта выстроилась совершенно ясно, и я окончательно решил во что бы то ни стало познакомиться с Владимиром Рыскиным, благо его номер телефона был заранее добыт мною в «Гилеле».
 В тот же вечер я позвонил Владимиру и попросил его о встрече…  Он легко согласился.  Время, место было оговорено, и я, счастливый, поехал брать свое первое в жизни интервью.  Подробный отчет о знакомстве с ребятами из «Невесомы» – Владимиром Рыскиным (вокал, акустическая гитара) и Павлом Петрухиным (соло-гитара) читайте ниже.

 - У группы такое странное название «Невесома».  Откуда оно взялось?
В.Р.: – Официальная версия такова:  у меня еще до создания группы был акустический альбом.  Он назывался «Дети невесомы», причем слово «невесомы» являлось прилагательным, определяющим качество детей. Дети по своей природе легче воздуха, так писал Бредбери в повести «Вино из одуванчиков».  Потом мы посмотрели на это название иначе. Оно воспринималось как женское имя, словно Невесома была матерью этих детей. (Мне тогда подумалось об аналогии с битловской песней «Сынишка матери Природы». - прим. авт.)  Вот уже четыре года мы так и зовемся, а слово Невесома пишем с заглавной буквы.
 - К какому стилю Вы относите вашу музыку?
В.Р.: – Если честно, я очень плохо разбираюсь в стилях.  Мы вообще не придерживаемся какого-то единого стиля.  У меня есть песни, я прихожу на репетицию, играю их для ребят, и те песни, которые им нравятся, мы начинаем делать так, чтобы из них не ушел основной смысл, чтобы из песни не ушло настроение, и не потерялись слова.  Можно сказать, что для каждой песни мы создаем свой особый неповторимый стиль.
 - Немного истории…  Как создавалась группа «Невесома»?
В.Р.: – Мы встретились осенью 2000-го года благодаря песне «Такси – белая любовь». Песня самая обычная, а встреча – самая волшебная!  Я познакомился с Пашей – мы решили сыграть эту песню вместе, пригласили басистом Дениса Жучкова (Он сейчас играет в другой команде. - Прим. авт.)  Потихонечку мы начали репетировать…
П.П.: – Мы встретились с Вовой Рыскиным на лестнице… и подружились.  Потом он неожиданно предложил создать совместный проект – рок-группу.  А я подумал, почему бы и нет, хотя у меня были и другие предложения.  Мы с Вовчиком всерьез загорелись. К нам присоединился Денис Жучков в роли бас-гитариста.  Он глубоко проникся нашей музыкой, тогда мы отлично понимали друг друга.  Но у нас были два гитариста, басист, а ударника не было. Решили переместить Жучкова за барабаны, благо, он был мультиинструменталистом. А на бас мы решили попробовать Александра Козяра.  Он все ходил и спрашивал: «Ну что, берешь меня в «Невесому»?».  Как-то он нас уломал, и полный состав мы набрали.  Нужно было где-то репетировать, и мы обосновались в гараже…
 - Когда же начались первые выступления «Невесомы»? Как складывались отношения в команде?
П.П.: – Первый концерт мы отыграли на площадке у ДК Железнодорожников 1 сентября 2000 года.  Через некоторое время нам предложили выступить вместе с группами «Восьмая Марта» и «Комиксы». Концерт был замечательный, и после него люди заговорили о группе «Невесома». Спонсором концерта была радиостанция «Европа-Плюс» (там сейчас и работает Володя Рыскин. - Прим. авт.). Здесь хотелось бы упомянуть о потрясающих организаторских способностях бас-гитариста Саши Козяра, который организовал очень хороший концерт на Кургане. А дальше в группе начались трения с барабанщиком. Мы просто перестали понимать друг друга, человек начал «завихряться» в другую сторону, и мы расстались. На его место пришел Алексей Ланцов из группы «Теодор Воланд» (теперь она называется «Солнце смеется»). Но самое интересное заключалось в том, что раньше я, Денис Жучков и Алексей Ланцов играли вместе в группе «Февраль».  А теперь мы собрались снова, и с этих пор в «Невесоме» устоявшийся состав: Алексей Ланцов – барабаны, я – Павел Петрухин – соло-гитара, Владимир Рыскин – акустическая гитара и вокал, Александр Козяр – бас.  Вот так и играем: что-то получается, что-то – нет, но главное – творчество.
 - В ваших песнях очень гармонично сочетаются мелодии и немного философские тексты.  Кто пишет стихи, музыку и в какой обстановке это все получается?
В.Р.: – Я пишу тексты и, как бы, гармонии к ним.  Аранжировки мы делаем вместе.  А как пишутся песни?  Вот совершенная загадка.  Вам ответит любой человек, который пишет песни, что это совершенно необъяснимо.  Это, как воздух, вдохнул – и получилось.
 - Вы сейчас довольно известная группа.  Есть ли у вас какие-нибудь связи, предложения от спонсоров?
В.Р.: – У нас нет никаких связей, ни с какими организациями.  Нас просто хорошие люди приглашают, и мы с удовольствием играем.  (Приятно осознавать, что в «Гилеле» состоялись уже несколько выступлений «Невесомы» - значит, люди там – что надо! – Прим. авт.)
 - А как у вас обстоят дела со студийной деятельностью, созданием альбомов?
П.П.: – Больная тема...
В.Р.: – Мы собираемся этим заняться, как только поймем, что мы сами хотим услышать в наших песнях.  Нельзя просто так взять и записать.  Слушатель берет в руки запись, как конечный продукт, и каждая записанная песня должна быть доведена музыкантами до совершенства.  Ну и, конечно, деньги играют свою роль…
 - А если попробовать записать живой концертный альбом?
В.Р.: – Для нас пока записи концертов – это способ посмотреть на себя со стороны.  Это не для тиражирования, потому что, если продавать запись за деньги, это должно быть то, за что нам не будет стыдно перед слушателями.
 - Каковы ближайшие творческие планы группы «Невесома»?
В.Р.: – Концертов пока не намечается, но очень хотелось бы сыграть вместе с нашими друзьями – группой «Театр Теней» и группой «Нейтральное видео».  А еще мы собираемся репетировать и подготовить концертную программу для московского фестиваля молодых команд, на который нас пригласили.

Мне осталось только поблагодарить ребят из «Невесомы» за беседу.  Позже, зайдя на официальный сайт группы (http://nevesoma.thisisnot.ru//), я обнаружил страничку, посвященную пристрастиям участников команды. В музыке они колеблются от «Аквариума» и «Кино» до «Metallica» и «Radiohead».  Среди книг невесомовцы выделяют «Хрустальный мир» Пелевина, «Мастера и Маргариту» Булгакова, «451° по Фаренгейту» Бредбери, «Планету людей» Экзюпери, «Сон № 9» Митчелла и бесчисленные романы Мураками… Предоставляем читателю судить, хороша или плоха «Невесома», но, если вы захотите поддержать молодых, пытливых и талантливых ребят, приходите на их выступления.  Поверьте, им так важна ваша поддержка!..
Ф. Борисов

----------------------------------------------------

БРЯНСК :: пресса. Архив 2003 г.





© Copyright IJC 2000   |   Условия перепечатки