Выставка кукол Михаила Курса

 В декабре 1998 г. в иерусалимском Дворце наций ("Биньяней ха-Ума") проходила выставка кукол Михаила Курса, жителя иерусалимского пригорода Маале Адумим, по образованию театрального художника, по профессии в Израиле - исполнителя архитектурных макетов и дизайнера выставок

Михаил, расскажите немного о себе.
- Рассказать о себе могу не очень много. То, что я родился в Прибалтике - чистая случайность. Папа служил там во флоте, а маму направили в Лиепаю по распределению после мединститута. Все корни наши - московские.
- И учились, и работали вы, как я уже понял, в Москве.
- Не вполне так. Как театральный художник я работал, главным образом, в провинции. Учился я действительно в школе-студии МХАТа и последние пять лет перед отъездом в Израиль там же преподавал.
- Но театральным художником вы стали именно там?
- Не уверен, что я стал театральным художником. Дело в том, что у меня до сих пор не вполне складываются отношения с театром. То, что я перестал этим заниматься, было связано не только с переездом в Израиль. Как-то так сложилось, что мне с театром захотелось порвать. Может быть, новое направление, которым я увлекся около полутора лет назад, я имею в виду куклы, снова приведет меня в театр.

По приезде в Израиль вы практически сразу устроились работать - в студию, изготовляющую архитектурные макеты?
- Она возникла как студия архитектурных макетов. Ее хозяин по образованию действительно архитектор. Но студия с тех пор очень расширилась. Сейчас мы работаем над самыми разными проектами - это, например, музейные диорамы, оформление всевозможных выставок. Это - работа в военной промышленности...
- Дизайн изделий?
- Нет, тоже оформление выставок. Мы не занимаемся дизайном изделий - ни военных, ни гражданских.
- Как я понимаю, Михаил, ваша работа в этой студии не только источник заработка, она дает вам также что-то и для души?
- Что-то дает, но недостаточно. Да, если когда-нибудь у меня будет материальная возможность целиком отдаться этому занятию, я охотно займусь только изготовлением кукол. Я не могу, конечно, сказать, что моя работа в студии чисто ремесленная, там есть место для творчества. Но куклы мне ближе.

- Как вы пришли к идее заняться изготовлением кукол?
- Как-то так случилось... Конечно, не совсем вдруг. Я, все-таки, работал в театре, оформил около 30 спектаклей, у меня был опыт работы с материалами. Кстати, одна из причин чисто материального характера: я нашел для себя материал - поролон, который буквально ничего не стоит, а обработке и окраске поддается превосходно. А это для меня очень существенно: хотя я уже не новый репатриант, больших расходов не могу себе позволить. Это не совсем театральные, что ли, куклы, они очень разные. Среди них есть стационарные куклы, которые не двигаются, они скорее пригодны, как я считаю, для оформления витрин. Есть маски, есть целые костюмы - это, понятно, образ. А есть вот такие неваляшки - я их запланировал на когда-нибудь, на будущие выставки, чтобы люди просто ходили среди них, как в кукурузном поле.
- Вы говорите, что эти куклы не вполне театральные, но выставку свою вы, все-таки, назвали "Театр без актеров". Почему?
- Сейчас расскажу. Во-первых, когда я говорю, что куклы не театральные, я имею в виду, что они функционально не театральные, но, по сути, театральный дух в них заложен всегда. Далее: мне предложили в "Биньяней ха-Ума" огромное помещение. У меня была возможность не только выставить куклы, но сделать декорацию, освещение. И я это сделал.
- На свои средства?
- Нет, мне очень помогла иерусалимская мэрия. Получилось, что у меня, помимо кукол, есть декорация, есть свет и музыка. Это своего рода театр, хотя без актеров. Как бы то ни было, я хотел бы, чтобы получилось ощущение полноценного театра.
- Михаил, эти куклы приносят вам какой-либо доход? Находят они сбыт? И в какой сфере они могут найти себе применение?
- Пока сбыт очень небольшой. Если бы вместо каждого возгласа "Какая красота^" я получал хотя бы по шекелю, я, наверно, давно бы стал миллионером. Правда, одна моя кукла продалась очень дорого - она поехала на выставку военной промышленности в Вашингтон. Почему-то там захотели, чтобы израильскую военную промышлен ность символизировал бравый солдат Швейк. Я им изготовил такую куклу, и со мной за нее очень щедро расплатились.

- Михаил, я слышал, что многие политические организации и движения просят у вас кукол на демонстрации. В частности, ваш Ясер Арафат даже пострадал...
- Да, иногда просят. Арафат попал под копыта коня, ему оторвали руку. Пришлось починить.
- Скажите, Михаил, почему при вашей склонности к карикатуре именно Арафат вышел настолько милым?
- Возможно потому, что мне не пришлось много к нему добавлять: природа оказалась куда более искусным карикатуристом, чем я. Переплюнуть природу здесь попросту невозможно.
- Каким образом создаются такие удивительные пуримские маски?
- Догадываюсь, что вы хотите спросить о маске в виде кактуса. Это был заказ. Папа заказал для себя маску с пальмой, а для сына - в виде кактуса - "сабры". Мы условились, чтобы после праздника эти маски вернулись ко мне. Тут дело опять-таки не в оплате...
- Понимаю, это давняя и великая философская проблема отчуждения творения от творца. Мне тоже бывает жалко публиковать свои стихотворения.
- Знаете, даже не только в этом дело. Вот эту маску - в виде слона - я сделал специально для своего сына и подарил ему.
- А эта ведьма?
- Ведьма - это тоже заказ. Ко мне пришла однажды выпускница педагогического факультета университета, решившая провести с учениками цикл уроков по преодолению страха. Она попросила меня сделать ей какое-то наглядное пособие, и я сделал эту ведьму. Она управляется изнутри, как перчатка. Учительница осталась изделием очень довольна.
- Как, все-таки, видится вам основная функциональная роль ваших кукол?
- Я полагаю, что прежде всего в украшении витрин магазинов. Это, мне кажется, в Израиле совершенно не освоенная ниша.

"Наша страна"



© Copyright IJC 2000   |   Условия перепечатки