-->

 
На главную

 Интернет-журнал
 Истоки
 О духовном
 Богом избранный
 Земля обетованная
 613 мицвот
 Время испытаний
 Персоналии
 Книжная полка
 Еврейский треугольник
 Мужчина и женщина
 Наш календарь
 


Реклама на IJC





Реклама на IJC


Сто "серебряных шаров" Виталия Вульфа


Программа Виталия Вульфа "Серебряный шар" - одна из самых ярких передач о культуре на нашем телеэкране. Рассказы Виталия Яковлевича о великих людях в искусстве и политике завораживают зрителя глубиной знания, тонкой иронией и живой интонацией. Все, что происходит на экране, - всегда импровизация! В январе 2003 года в издательстве "Олма-пресс" выходит книга его воспоминаний "Серебряный шар. Преодоление себя. Драмы за сценой". Мы встретились с доктором искусствоведения, автором и ведущим телепередачи "Серебряный шар" Виталием Яковлевичем Вульфом в Московском еврейском общинном центре в Марьиной Роще и там поговорили с ним "за жизнь". - Виталий Яковлевич, расскажите о себе, о своем детстве. - Я родился в Баку. Отец у меня был знаменитым в городе адвокатом, мама - преподавателем литературы. Меня воспитывали папа, мама и две папины сестры. Я был очень избалованным ребенком. Таким и остался... Так как отец и тетки считали, что учится вообще не обязательно, а нужен воздух и соки, экзамены я всегда сдавал в сентябре. Потому что 20 мая, когда начинались экзамены, меня увозили на три месяца в Кисловодск. Когда не стало отца, жизнь, конечно, изменилась и стала довольно сложной. Окончив юридический факультет МГУ, я защитил диссертацию на соискание степени кандидата юридических наук. Но не любил этой профессии и бросил ее. А стал заниматься искусством. Некоторые меня попрекали тем, что у меня нет театроведческого образования, но я, как видите, без него обошелся. Потом стал доктором исторических наук, уехал преподавать в Америку. Диссертация моя называлась "Американский театр 70-х годов". - Национальный вопрос играл какую-то роль в вашей биографии? - Да, конечно, много раз. Когда-то я сдавал в аспирантуру четыре раза, это было в 55-м. До сих пор храню документ, где написано: "Справка дана Вульфу Виталию Яковлевичу в том, что все вступительные экзамены он сдал на отлично. Однако дирекция института не считает возможным взять его в аспирантуру". Я так и не поступил на дневное отделение. Принят был потом на заочное, защитился, но все это было много позже. Вообще, с антисемитизмом я сталкивался много раз. Какое-то время я был невыездным. В 67-м, помню, съездил в туристскую поездку в Японию, а после этого меня уже ни в одну капстрану не пускали. Почему? Да кто ж их знает? - С чего началась ваша работа на ТВ? - На телевидении я работаю уже 12 лет. Я пришел туда в 90-м году. Моя первая программа называлась "И этот голос небывалый". Она была посвящена Марии Ивановне Бабановой. Я проработал на телевидении два года, а потом уехал в Штаты. Вернулся в 94-м, как раз, когда произошел развал телевидения, когда все менялось, когда социализма уже не было, а начинался олигархически-криминальный капитализм. В этот момент в Останкино меня встретил Влад Листьев (он был тогда генеральным директором первого канала) и сказал: "А вы знаете, что я ваш почитатель?". Он захотел прийти ко мне на съемки и очень интересовался, где лежат у меня материалы и бумаги во время записи программы. Он не поверил, что я перед камерой выступаю так же, как перед зрителями в зале, что это, действительно, чистая импровизация. А при повторе всегда возникает совершенно другой рассказ, совершенно непохожий на то, что было. И когда Влад пришел на съемки (я помню, мы снимали передачу о Мартинсоне), он был ошеломлен и сказал: "Я хочу, чтобы вы перешли ко мне в кампанию "ВИД"". - Почему ваша первая программа была посвящена Бабановой? Вы были с ней знакомы? - Я был безумным поклонником Марии Ивановны. Ей я обязан знакомству с Фаиной Раневской. Как-то в свои аспирантские годы я шел с Марией Ивановной по Козицкому переулку. А навстречу шла Фаина Георгиевна. И она крикнула: "Машенька! Дорогая!", и в ответ я услышал типичную бабановскую интонацию: "Что ты так кричишь? Ты что, без ролей?". Через много лет, когда я уже был кандидатом наук, переводил пьесы и один из первых моих переводов ставил Театр Моссовета, я в буфете театра встретился с Фаиной Георгиевной. У меня была только одна мысль - куда-то уйти, потому что было совершенно неизвестно, что из этого выйдет, но она благосклонно на меня посмотрела и сказала: "А вы что здесь болтаетесь?". И я ответил, что пришел посмотреть ее спектакль "Дальше - тишина", что я уже его видел много раз. Фаина Георгиевна сказала: "Детка, возьмите кофе и сядьте рядом". - О Фаине Георгиевне ходит так много рассказов, баек... - Раневская была человеком очень сильным, с необыкновенным чувством юмора. Очень немногих так любили, боялись и уважали в театре, как Фаину Георгиевну. Раневская была актрисой с головы до ног. Она играла всегда, не только на сцене. Например, она любила, уходя после спектакля, говорить: "Я играла сегодня ужасно. Правда, я играла сегодня ужасно?" И все вокруг, естественно, возражали и говорили, что она играла гениально, а она еле-еле (ей ведь в то время было уже за восемьдесят) шла к лифту со словами: "Нет-нет, я играла ужасно...". Но однажды актер Баранцев сказал ей: "Действительно, сегодня был не очень удачный спектакль". Она остановилась, сказала: "Дурак!" и бодрым шагом пошла к лифту. - С кем еще сводила вас судьба? - Я дружил с Ангелиной Степановой в последние годы ее жизни. Эта уникальная женщина всегда была элегантна, всегда в брючках, всегда хорошо причесана, всегда очень спокойная, никогда не повышающая голос. Как-то у нас завязался довольно откровенный разговор, и я ее спросил: " Ангелина Иосифовна, скажите, а у вас было много романов?" Она сказала: " У меня были любови. Я любила двух людей. И их обоих погубила Советская власть. Одного - за то, что он сильно ее ненавидел, а другого - за то, что сильно ее любил". Речь шла о драматурге Николае Эрдмане и писателе Александре Фадееве. - Вернемся к вашей телевизионной работе. Почему ваша программа называется "Серебряный шар"? - Меня часто об этом спрашивают. Когда Влад сказал, что нам надо быстро решить, какое будет название, у меня голова была абсолютно пуста, а в руках я держал такой металлический шар-подставку для ручек и карандашей. И я сказал: "Давайте назовем программу "Серебряный шар"". - "А что это означает?" - спросил Влад. - "Ничего не означает. Зато красиво!". Он сказал: "Это гениально!". Так возник "Серебряный шар". В 2003 году у меня будет сотая программа - сто "Серебряных шаров". Беседовала Мария Михайлова

http://www.ear-org.ru/vestnik/5.5763/c01.shtml





сделать домашней
добавить в закладки

Поиск по сайту

Самые читаемые страницы сегодня

Анонсы материалов
Copyright © IJC.Ru 2000-2002   |   Условия перепечатки

Rambler's Top100