Праздники
История
Персоналии
Земля обетованная
Тора
Государство Израиль
Общины мира
Регионы России
Книжные новинки
Он-лайн библиотека
Среда поэта
Еврейский взгляд
Дайджест
Я - еврей
Мишпоха
Мужчина и женщина
Еврейская кухня
Знаменитости
Стиль жизни
Арт-сфера
Мода по-еврейски
Кошерный юмор
Общинное строительство
Образование
Трудоустройство
Репатриация
Иммиграция
Каталог Интернет-ресурсов
Знакомства
Форумы
Поиск людей
Объявления
Поддержка еврейских общин и организаций
Наши проекты
RJC.ru
Еврейская жизнь в России- JLife.Ru
Антисемитизму - нет!

   Книжная полка / Он-лайн библиотека

Двойная игра или Зачем Сталин создавал для себя Израиль, чтобы тут же потерять его?

12.05.2008 16:01:00

 

От Фараона до Адриана

 

Поистине неисповедимы судьбы народов и государств. Пять тысяч лет тому назад жили на берегах Нила в своих номах-деревеньках (всего их насчитывалось не более 40) древние египтяне: ловили рыбу, занимались охотой, сеяли ячмень и полбу, разводили коров, овец и коз и горя не знали. Но вот в 3000 году до нашей эры их объединил Менес - энергичный глава одного из номов, построил город Мемфис, который стал столицей нового государства, покорившего постепенно все соседние земли до нынешнего Ирана.

Именно к временам наивысшего могущества относится великий исход евреев три тысячи лет назад из Египта, во многом напоминающий их исход из СССР в 80-х годах минувшего века.

История Древнего Египта знала и взлёты, и падения, пока, наконец, его не завоевал в 30 году до н.э. Октавиан Август, и некогда могучая держава стала всего лишь одной из провинций Римской империи. Но и она сама начинала с небольшой области Лациум в центральной Италии, а её столица Рим была построена в 753 году до нашей эры и представляла собой заштатный городишко, по сравнению с которым Вавилон, правивший в то время миром, был настоящим мегаполисом. А за восемь веков до этого Вавилон платил дань Древнему Израилю.

Евреи появились в Палестине в конце XIII века. Кочевники-скотоводы, они пришли сюда из Месопотамии, из города- государства Ур, соседнего с городом-государством Шумер, и покорили живших здесь земледельцев-ханаанеев. Постепенно два народа взаимно ассимилировались, а в 1055- 1015 годах до н.э. царь Давид, потомком которого согласно Новому Завету считается Иисус Христос, объединил разрозненные племена и создал сильнейшее на всём Ближнем Востоке Израильское царство.

 

Первым шагом Давида как царя "всего Израиля и Иудеи" было завоевание Иерусалима у иевусеев и превращение его в новую столицу государства. Это событие стало одним из важнейших в истории Израиля и Иудеи. Вот как оно описано в Торе (Пятикнижии):

 4. Тридцать лет было Давиду, когда он воцарился; царствовал он сорок лет. 5. В Хевроне царствовал над Иудою семь лет и шесть месяцев, и в Иерусалиме царствовал тридцать три года над всем Израилем и Иудою. 6. И пошел царь и люди его на Иерусалим против Иевусеев, жителей той страны; 9. И поселился Давид в крепости, и назвал ее городом Давидовым, и обстроил кругом от Милло и внутри. 10. И преуспевал Давид, и возвышался, и Господь Бог Саваоф был с ним.

 (Книга Царств II, 5:4-10.)

 Завоевание Иерусалима Давидом привело к ликвидации иевусейского анклава, который отделял территории южных племен (Иуда и Симеон) от племен севера и центра страны. Тем самым был сделан еще один шаг на пути объединения всех племен Израиля в единое государство.

 Ветхий Завет сохранил лишь отрывочные сведения о судьбе жителей города после его завоевания израильтянами. Из описания приобретения участка земли у Орны-иевусея (Книга Царств II, 24:17-25) можно заключить, что население Иерусалима не было уничтожено. Более того, последний иевусейский царь Орна продолжал жить в городе под покровительством нового царя Давида и даже владел земельными угодьями на горе Сион. Среди иевусеев - жителей Иерусалима, переживших его захват евреями, можно упомянуть Урию-хеттеянина (хетта), который служил в армии Давида и имел дом на Сионе. Со временем иевусеи приняли религию Единобожия и растворились среди иудеев.

Иерусалим очень удобно расположен на труднодоступной горе Сион. Там Давид построил царский дворец, а на соседней возвышенности, на холме Мория в северо-восточной части Иерусалима сын Давида, Соломон, наследовавший престол, по завету отца возвёл Храм, не имевший по своему великолепию равных на всём Востоке. Храм стал сакральным центром иудаизма, здесь хранился в «святая святых» ковчег Завета со скрижалями заповедей Иеговы, переданных им Моисею, согласно Торе, во время памятного исхода евреев из Египта.

Сорок лет царствовал Давид, столько же и его сын Соломон. Это было время военного и экономического расцвета Израиля. Границы его простирались от Египта до нынешней Сирии, включая Дамаск и нынешнюю Иорданию. Но на том и закончилось величие Древнего Израиля. После смерти Соломона в стране начались смуты, и могучее государство вместо того, чтобы расширяться, как того предполагала историческая логика, распалось на два отдельных царства: Иудею и Израиль. Распри между ними продолжались до тех пор, пока, наконец, и тех, и других покорил вавилонский царь Навуходоносор. В 597 году до н.э. он взял штурмом Иерусалим, разрушил его, а с ним вместе и Храм, а жителей страны угнал в плен в Вавилонию. Почти полвека продолжалось это пленение.

Но, как и всякой империи, пришёл конец и Вавилонской. Она пала в 538 году до н.э. под натиском вызревшей у неё под боком Персии. Многочисленное иудейское население Вавилонии с восторгом встретило освободителей. Царь Кир отпустил их на родину, которая, как бывшая вавилонская провинция, вошла теперь в состав Персии. Более того: он выдал из царской казны деньги на восстановление Храма, а также все золотые и серебряные храмовые сосуды, реквизированные в своё время Навуходоносором. Разгром, причинённый им, касался не только Храма, было разрушено всё хозяйство Иудеи: за полвека дома превратились в развалины, оросительную систему засыпало песком, поля и виноградники заросли дикими кустарниками, часть земель заняли нахлынувшие сюда язычники. Всё приходилось начинать с нуля. Новый Храм был готов лишь к 516 году до н.э., но он не шёл ни в какое сравнение с Соломоновым. Восстановили также крепостные стены и жилые дома. Вот уж поистине, Иерусалим и вся страна восстали, как Феникс из пепла.

Двести лет продолжалось господство персов в Иудее и во всей Передней Азии, пока их не сокрушил Александр Македонский, чьё недолгое правление отличалось гуманностью и веротерпимостью. Он даже посетил службу в Храме, и иерусалимцы встречали его, как Мессию. Эту же политику продолжил после смерти Александра его полководец Птолемей, ставший царём Иудеи и Египта.

Но уже на противоположном берегу Средиземного моря поднималась звезда Ромула. В 137 году до н.э. Иудея перешла под протекторат Римской империи, а в 6-м году - уже нашей эры - Иудея была снова лишена самостоятельности и стала одной из римских провинций. Гнёт новых хозяев был настолько жесток, что в 66-м году Иудея восстала. Однако силы были слишком не равны. Римские войска возглавлял выдающийся полководец Веспасиан Флавий. После смерти Нерона в 69-м войска избрали его императором. Веспасиан немедленно отправился в Рим, а руководство армией передал своему сыну Титу, тоже талантливому военачальнику. В праздник Песаха 70-го года тот двинул войска на Иерусалим. Около четырёх месяцев продолжалась осада города. Римляне разрушили Иерусалим и Храм до основания. В иудейской войне погибло более миллиона евреев и сто тысяч взято в плен и угнано в Рим, в рабство.

Жизнь под римским владычеством стала ещё более жёстокой и невыносимой. В народе накапливался гнев, и в 131 году он прорвался новым восстанием под предводительством народного вождя Бар-Кохбы. Вначале римляне были разбиты повсеместно, но успех был временным, потому что римляне стянули в Палестину огромные силы, которыми руководил знаменитый полководец Юлий Север. К 135 году он полностью разгромил повстанцев.

Расправа победителей была ужасна: Иудея превратилась в одно огромное пепелище, сотни тысяч людей угнаны в рабство. Император Адриан велел построить на месте Иерусалима новый город и назвал его Элия Капитолина. Жить в нём имели право только отслужившие свой срок солдаты, вольные поселенцы-римляне, греки, сирийцы и прочие – все, кроме евреев. Евреям даже запрещалось показываться в черте города. За нарушение этого закона полагалась смертная казнь. Храмовая гора была очищена от развалин, захламлявших её со времён Тита, а поверхность взрыта плугом и посыпана солью в знак того, что отныне - это мёртвая земля. Гонения, которым стали подвергаться евреи и их религия, заставляли людей покидать родину. Так началось великое иудейское рассеяние. Еврейские диаспоры образовались в Вавилонии, Египте, Персии, Сирии, Риме и т.д. и т.д.

 

ДВЕ ТЫСЯЧИ ЛЕТ БЕЗ РОДИНЫ

 

В то время, как евреи жили в рассеянии, Израиль заселили окрестные народы. Но никогда не забывали евреи свою Родину, и каждый раз на Песах поднимали символический тост: «На будущий год в Иерусалиме!». В 395 году Иудея перешла под власть Византии, и титульной нацией, как сейчас принято говорить, здесь стали греки. От Константинополя до Александрии можно было встретить представителей всех средиземноморских наций, кроме арабов. Никаких арабов не было даже на горизонте, но они еще придут. Арабы жили далеко от этих мест - на Аравийском полуострове. Они вели кочевой образ жизни, занимались скотоводством и не имели своей государственности. Так продолжалось до 571 года, до рождения Мохаммада (Мухаммед, Мохаммед, Магомет, Магомед), основателя ислама, создателя мусульманского теократического государства в Аравии. После смерти Пророка в 632 году началась мощная мусульманская экспансия. В течение всего лишь ста лет арабский халифат распространил свои владения от Аравийского полуострова до Индии. Вместе с исламом арабы несли и свой язык, ассимилируя народы, не имеющие собственной государственности. Так, помимо Объединенных Арабских Эмиратов, Омана, Катара, Йемена и Саудовской Аравии стали арабскими Алжир, Бахрейн, Джибути, Египет, Палестина, Иордания, Ирак, Западная Сахара, Кувейт, Ливан, Ливия, Мавритания, Марокко, Сирия, Сомали, Судан, Тунис. Сегодня численность населения этих стран составляет более 200 миллинов человек и продолжает расти в силу религиозного менталитета мусульман.

 В 638 году арабы (сарацины) отвоевали у Византии Палестину. Их господство здесь продолжалось до 1099 года, до прихода крестоносцев. Они создали Иерусалимское королевство, продержавшееся почти 200 лет. В 1187 году крестоносцев разгромил Салах-ад-Дин (Саладин) египетский султан. Крестоносцы удерживали с переменным успехом Святую Землю еще в течение ста лет, но в 1291 году мусульмане разбили их окончательно, и они были вынуждены возвратиться восвояси к себе в Европу, оставив, правда, после себя множество церквей, монастырей и храмов, в том числе и Храм Гроба Господня. После ухода крестоносцев Палестина входила в состав мамлюкского Египта до 1516 года, после чего и она сама, и Египет были завоёваны Оттоманской Турцией.

Во время оттоманского владычества Палестина была населена преимущественно арабами. В конце 18 - начале 19 столетия в ней, в основном в Иерусалиме и вокруг него, начали появляться первые еврейские поселения, однако репатриация шла очень медленно. В 1918 году арабы все еще составляли 93 процента населения Палестины. В то же время в Европе, особенно в Германии и во Франции приобрёл неслыханные размеры антисемитизм, в России дело доходило до погромов. Поэтому в августе 1897 года в Базеле состоялся конгресс, положивший начало Всемирной сионистской организации, которая своей исторической миссией объявила «создание еврейским народом национального очага в Палестине». Особенно широкое развитие сионизм получил в России. Сионистские организации готовили еврейскую молодёжь к мирному переезду в Палестину и всячески предостерегали влезать в революционные дела. Во главе ВСО стоял выдающийся деятель возрождения еврейского национального самосознания Теодор Герцль. Но он рано умер – в 1904 году в возрасте 44-х лет, не дожив полвека до воплощения в жизнь своей мечты.

В СССР сионизм был объявлен вне закона. Вот, что написано о нём в Советском энциклопедическом словаре: «Реакционная шовинистическая идеология и политика еврейской буржуазии. Был призван отвлечь еврейских трудящихся от революционной борьбы, сохранить господство над ними буржуазно-клерикальной верхушки. Выступал под лозунгами создания еврейского государства путём колонизации Палестины, а после 1948 года - всемерной поддержки Израиля. Характерные черты сионизма как одного из ударных отрядов империализма – воинствующий шовинизм, расизм, антикоммунизм, антисоветизм…».

После окончания I Мировой войны Великобритания получила мандат на управление Палестиной, вступивший в силу в сентябре 1923 года. В отличие от турок англичане разрешили иммиграцию евреев в Палестину, но не более 10 тысяч в год – это была капля в море. Хотя ещё в ноябре 1917-го была опубликована декларация Британского министра иностранных дел Артура Бальфура о политике Англии в Палестине, гласившая, что британское правительство «относится благосклонно к установлению в Палестине национального очага (national home) для еврейского народа и приложит все силы, чтобы облегчить достижение этой цели». При поддержке английских властей сионистами была развернута широкая пропаганда постепенного возвращения на историческую Родину. Декларацию Бальфура поддержали американцы. Конгресс принял важную резолюцию: «Соединённые Штаты благожелательно относятся к установлению в Палестине национального очага для еврейского народа».

Однако, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Реальная политика Англии резко отличалась от Декларации Бальфура. Верховный комиссар Палестины фельдмаршал лорд Плюмер предпочитал иметь дело с арабами, которые составляли подавляющее большинство, и не понимал, чего от него хотят евреи. С первых дней своего существования британская военная администрация Палестины начинает уклоняться от выполнения обязательств перед сионистским движением, взятых на себя английским правительством. Владимир (Зеев) Жаботинский, уроженец Одессы, ставший видным лидером сионизма, занимавший перед тем пробританскую позицию, выступил с протестом против британских властей. В 1920 году Жаботинский поселился в Иерусалиме. Предвидя опасность арабских антиеврейских выступлений, Жаботинский безуспешно пытался воспрепятствовать демобилизации Еврейского легиона. После роспуска легиона Жаботинский организовал из его бывших бойцов первые отряды самообороны, которые во время арабских беспорядков на Песах 1920-го пытались прорваться в Старый город Иерусалима для защиты его еврейского населения. Столкновения начались из-за права доступа к Стене Плача – этой святыни иудеев. Так политическая борьба арабов с евреями слилась с религиозным фанатизмом. Умер Жаботинский в 1940 году, но члены созданной им молодёжной военизированной организации Бейтар показали себя бесстрашными бойцами в боях с войсками экспедиционного корпуса гитлеровского фельдмаршала Роммеля.

 С приходом в Германии нацистов к власти и началом II Мировой войны, еврейская иммиграция резко увеличилась: если в 1932 году евреев в Палестине было 184 тысяч человек, то в 1938 - 414 тысяч, а к концу 1947 года - уже 650 тысяч (то есть одна треть населения Палестины). Еврейская иммиграция конечной целью имела создание независимого Государства Израиль, так как ни одно государство, даже Америка, не желало приютить евреев. В 1939-м году британское правительство приняло роковое решение, разрешавшее евреям приехать в Палестину в количестве не более 75-ти тысяч в течение ближайших пяти лет. И это в то время, как в Германии, а затем в странах, которые Гитлер одну за другой присоединял к Третьему рейху, евреи подвергались физическому уничтожению. Только после окончания II Мировой войны, когда открылась вся страшная картина Холокоста, унёсшего жизни 6-ти миллионов европейских евреев, возродилась поддержка международными организациями идеи создания «еврейского очага».

 

В ноябре 1945-го ситуация в Палестине резко обострилась. Её сотрясала волна сионистского террора, направленная не только против арабов, но и против английских властей. Арабы всячески противились заселению Палестины евреями, и в этом их поддерживала английская администрация. А ведь в годы войны палестинские евреи были надёжными союзниками англичан, около 30 тысяч их сражались в Еврейской бригаде и других частях британской армии, тогда как арабы воевали на стороне немцев. Вместо «спасибо» англичане установили квоту иммиграции евреев… не более полутора тысяч евреев в месяц. Это вызвало справедливое возмущение сионистов: стали обычным явлением постоянные конфликты вооруженных групп евреев с британскими гарнизонами. Не будучи в силах решить эту проблему, Великобритания в апреле 1947 выносит решение будущего Палестины на сессию Генеральной Ассамблеи ООН.

 

 

 

СТРАСТИ В ООН

 

 

Весь Ближний Восток до середины прошлого века являлся сферой влияния Великобритании. Но после II Мировой войны сюда устремили свой взор и США. Англичане понимали, что тягаться с американцами им не под силу, но и сдавать без борьбы свои позиции тоже не хотели. Так родился новый принцип распадающейся колониальной империи: «уходя, оставаться». Он в полной мере проявился в 1946 году в ходе провозглашения Трансиордании независимым государством, принявшей новое название – Иордания, на которую Великобритания имела мандат с 1921 года. Дав бывшей подмандатной стране самостоятельность, Англия тут же заключила с ней военный договор, позволявший ей держать на иорданской территории и её границах военные части в любом числе. Это соглашение позволяло бывшей метрополии контролировать весь арабский регион, а в случае необходимости использовать Иорданию как удобный трамплин для достижения границ СССР.

Сталин, отлично понимавший всё это, был взбешен, ибо соглашение принималось за его спиной, а он уже вошёл во вкус решать мировые проблемы, да и на Ближний Восток положил глаз. Поэтому вождь поощрял любое сопротивление англичанам: евреев в Палестине, курдов и шиитов в Ираке, политические оппозиции в Египте и Сирии. Позицию СССР одним из первых лучше всего разъяснил Эльяху Сассон – будущий директор Ближневосточного департамента МИД Израиля: «Нам совершенно не следует опасаться вынесения палестинской проблемы на обсуждение Совета Безопасности или на Генассамблею ООН. Нам не только не следует опасаться, что русские займут враждебную нам позицию, но напротив – существуют серьёзные основания полагать, что позиция СССР окажется дружественной. Не потому, что они симпатизируют нам или ненавидят арабов, а исходя из необходимости свести политические счёты с англичанами. Если кто-то и проиграет – это будут в первую очередь арабы и Великобритания», - докладывал он ещё в июне 46-го (выделено мной. – В.К.)

Дискуссии развернулись по поводу государственного устройства Палестины. Англичане предлагали использовать ливанский вариант мультиэтнического образования: там государство было построено на союзе христиан, которые по численности составляли около половины населения, и мусульман. История показала всю пагубность такого образования. Ливан из цветущей подмандатной Франции страны превратился в сущий ад, христиане в ходе перманентной гражданской войны были практически полностью вытеснены, и сейчас их осталось в стране не более 7-ми процентов.

Второй вариант предполагал федеративное устройство по типу Швейцарии или Югославии. Однако этот вариант отпал сразу же, так как в названных странах республики и кантоны имели изолированные дружественные территории компактного проживания этнических групп. Что же касается Палестины, то арабы и евреи жили там вперемежку и были настроены друг к другу крайне враждебно. Поэтому наибольшие шансы получил вариант США – СССР: создание на территории Палестины двух государств: арабского и еврейского.

Однако США в отличие от СССР занимали двойственную, нерешительную позицию. Президент Трумэн колебался. Сильнейшее проарабское и антиеврейское влияние оказывали на него его ближайшие помощники: – государственный секретарь Джордж Маршалл и его 1-й заместитель по политическим вопросам Дин Ачесон. В связи с частым отсутствием Дж. Маршалла последний фактически руководил работой госдепартамента. Весной 1946 года он выступил одним из инициаторов отпора советским требованиям во время кризиса в Ираке («единственный способ остановить русских - это внушить им, что США готовы в случае необходимости противопоставить агрессии военную силу»). Настаивал, что США должны взять на себя роль главного противовеса «советской экспансии». Сыграл основную роль в формулировании «доктрины Трумэна», а также был одним из авторов «плана Маршалла». В 1949-1953 годах - Государственный секретарь США. Руководители Госдепа опасались, что война на Ближнем Востоке, откуда в Европу поступало 80 процентов нефти, сорвёт «план Маршалла» - грандиозный проект восстановления европейской экономики. Форрестол же и вовсе вырос в антисемитской среде и был паталогическим юдофобом. Кроме того, он опасался военного усиления СССР в этом регионе, считая, что независимый Израиль станет советским сателлитом. Кончил он плохо: сошёл с ума, был помещён в военный госпиталь и в приступе сильнейшей депрессии выбросился с 16-го этажа.

Своё беспокойство, что Советский Союз использует еврейское государство для проникновения на Ближний Восток, Трумэн откровенно высказал Х.Вейцману, которого высоко ценил и уважал: «Вейцман был замечательным человеком, одним из самых мудрых людей, которых я когда-либо встречал, настоящий лидер, единственный в своём роде», - так отзывался о президенте Всемирной сионистской организации (1929-46) и будущем первом президенте Государства Израиль (1949-52) президент американский. Вейцман раскрыл глаза Трумэну: «Этого не произойдёт, - объяснил он. – Если бы Советы хотели использовать еврейскую эмиграцию для распространения своих идей, они давно могли бы это сделать. Но к нам приезжают люди, которые бегут от коммунизма. Преуспевающие крестьяне и квалифицированные рабочие стремятся к высокому уровню жизни, невозможному при коммунизме. Коммунизм может распространяться только в неграмотных и обедневших слоях общества». Что же касается средних слоёв и политической элиты палестинских евреев, то они превосходно были осведомлены о том тоталитарном строе, ничего общего не имевшего с социализмом, который установился в СССР. Куда дальше: Менахем Бегин, будущий премьер-министр Государства Израиль и Лауреат Нобелевской премии мира, когда Литва в 1940 году была присоединена к Советскому Союзу, был арестован как активный сионист и сослан на 8 лет в Сибирь. Освободили его, как и тысячи других польских пленных, лишь после того как Германия напала на Советский Союз, - Сталин собирался составить из них новую польскую армию. После долгих мытарств Бегин добрался до Палестины. Так что ГУЛАГ он знал не понаслышке - знал по собственному опыту, знал, что такое сталинский тоталитаризм и его отношение к евреям. Ведь именно Сталин уничтожил на корню сионизм в СССР, как, впрочем, и все остальные общественные и политические движения, полностью растоптав гражданское общество, даже малейшие намёки на него.

Наиболее дальновидные еврейские политики отлично понимали, что отнюдь не горячая любовь к евреям движет Сталиным в его активнейшей поддержке в создании независимого Государства Израиль. Директор Института еврейских исследований при Всемирном еврейском конгрессе Яков Робинсон ещё в ноябре 46-го докладывал на заседании Американского чрезвычайного сионистского совета: «С сорок первого года в наших отношениях с Советским Союзом начался новый период. Мы начали их хвалить несмотря на то, что нам было хорошо известно, молча проходя мимо наиболее ужасных вещей. Для этого были основания, пока продолжалась война. Победа над нацистской Германией была важнее. Но выражение Черчилля «железный занавес» приобретает буквальный смысл. Евреи в Соединённых Штатах не имеют и малейшего представления о том, что происходит в Советском Союзе. Почему считается, что в Советском Союзе решён еврейский вопрос? Антисемитизм там сегодня в большой моде».

Объективно в израильском вопросе правы были и Сталин, и палестинские евреи. Евреи боролись за своё независимое государство, за «свой очаг», а советская поддержка - как моральная, так и материальная, была бескорыстной: Сталин не ставил перед еврейским политическим руководством никаких корыстных требований. Для Сталина в тот период главное было вбить клин между арабами и англичанами. Об этом же писала впоследствии и Голда Меир: «Теперь я не сомневаюсь, что для Советов основным было изгнание Англии с Ближнего Востока. Но осенью сорок седьмого года, когда происходили дебаты в Объединённых Нациях, мне казалось, что советский блок поддерживает нас ещё и потому, что русские сами оплатили свою победу страшной ценой и потому, глубоко сочувствуя евреям, так тяжко пострадавшим от нацистов, понимают, что они заслужили своё государство». После своей посольской каденции в Москве, она сама всё поймёт правильно.

 26 ноября 1947 года Генеральная Ассамблея ООН приступила к обсуждению вопроса о Палестине. Директивы для советской делегации в ООН утверждал лично Сталин, и в своей речи на Генсессии советский представитель в ООН Андрей Андреевич Громыко чётко придерживался их, не отступая ни на йоту. Он, в частности, сказал: «Сущность проблемы состоит в праве на самоопределение сотен тысяч евреев и также и арабов, живущих в Палестине... Их право жить в условиях мира и независимости в их собственных государствах. Надо принять во внимание страдания еврейского народа, которому ни одно из государств Западной Европы не смогло помочь в период их борьбы с гитлеризмом и с союзниками Гитлера в защите их прав и их существования... ООН должна помочь каждому народу в получении права на независимость и самоопределение...». Понятно, что голосом Громыко говорил Сталин.

Перед вторым решающим голосованием 29 ноября Громыко выступил с более ясным предложением: «...Опыт изучения вопроса о Палестине показал, что евреи и арабы в Палестине не хотят или не могут жить вместе. Отсюда следует логический вывод: если эти два народа, населяющие Палестину, оба имеющие глубокие исторические корни в этой стране, не могут жить вместе в пределах единого государства, то ничего иного не остается, как образовать вместо одного два государства — арабское и еврейское. Никакого иного практически осуществимого варианта по мнению советской делегации нельзя придумать...»

В решающем голосовании Генеральной Ассамблеи ООН 33 страны поддержали резолюцию о создании независимых арабского и еврейского государств; 13 стран голосовали против этого проекта, 10 воздержались. Пять стран советского блока обеспечили необходимое большинство в две трети. Если бы не эта пятёрка, которой дирижировал Сталин, создание Израиля не получило бы мандата ООН. Против в этом голосовании выступили единым блоком мусульманские страны: Афганистан, Египет, Иран, Ирак, Ливан, Пакистан, Саудовская Аравия, Сирия, Турция и Йемен. Голосовали против также Индия, Греция и Куба. Югославия и Великобритания, которые в дебатах выступали против создания независимого еврейского государства, при голосовании воздержались: Югославия не решилась выступать против СССР, Британия — против США. Изменили свою позицию от первого ко второму голосованию Бельгия, Франция, Голландия, Новая Зеландия, Люксембург, Либерия, Гаити. Все эти страны сильно зависели от американской экономической помощи через план Маршалла. Возмущенные принятым решением в пользу Израиля, арабские делегации покинули Нью-Йорк до окончания работы сессии OOH.

 Мандат Великобритании на Палестину истекал 14 мая 1948 года. В эти несколько месяцев до формального провозглашения Государства Израиль евреи начали активно создавать государственную инфраструктуру и армию, а все арабские страны, окружавшие в то время Палестину, столь же активно готовиться к войне.

 

 

ОРУЖИЕ ДЛЯ ЕВРЕЕВ

 

 

Решение ООН вызвало необыкновенный энтузиазм среди евреев. Однако они прекрасно понимали, что на одном энтузиазме далеко не уедешь. В Израиле видели, что Лига арабских стран готовится к крупномасштабной войне, которую необходимо встретить во всеоружии, но именно в этот момент американцы, можно сказать, нанесли удар ножом в спину евреям: они наложили эмбарго на ввоз оружия в Палестину. Под это эмбарго попадали, естественно, и евреи, и арабы. Но арабы плевали на запрет и активно закупали оружие у англичан через Ирак и Иорданию, ибо Англия отказалась присоединиться к эмбарго, сославшись на крупные контракты с арабскими странами, которые нельзя разорвать. Чехословакия продавала оружие Сирии. Палестинским же евреям купить оружие было не у кого. А фактически война уже шла. Как докладывала в Москву советская агентура, страны Арабской лиги непрерывно засылали в Палестину вооружённые отряды. Первый из них проник из Сирии 9 января 1948 года и напал на два еврейских поселения. Получив решительный отпор, отряд с большими потерями вынужден был отойти обратно.

С января по март палестинскую границу регулярно переходили арабские летучие отряды на автомобилях, вооружённые миномётами. Они проводили планомерные операции против разбросанных по всей стране еврейских поселений. Кроме того, еврейские силы сопротивления были лишены помощи в живой силе извне и, неся постоянные потери, истекали кровью. Госдепартамент США запретил выдавать паспорта евреям, желающим служить в израильских вооружённых формированиях. В этот смертельно критический для будущего Израиля момент на помощь пришёл Советский Союз. Чехословакия получила указание Сталина продавать оружие только евреям. Из Чехословакии через Югославию стали непрерывным потоком поступать в Израиль артиллерия, миномёты и трофейные «мессершмиты». Переброска оружия шла с небольшого аэродрома близ Братиславы. Там же советские инструкторы обучали израильтян лётному делу. Благодарные израильтяне загружали возвращающиеся назад пустые самолёты апельсинами для чехословацких детей. Директор ЦРУ докладывал Трумэну, что Чехословакия стала основной базой для операций разветвлённой подпольной организации, занятой переброской по воздуху военных материалов в Палестину.

Кроме лётчиков в Чехословакии проходили обучение советскими инструкорами танкисты и десантники. В Оломоуце была подготовлена бригада пехотинцев в 3,5 тысячи человек, которую перебросили в Палестину через Италию. Готовили для израильской армии также медперсонал, радистов и телеграфистов, электромехаников, взрывников и т.д. Если оружие было поручено продавать евреям Чехословакии, то нефтью их снабжал другой сателлит СССР – Румыния. Она также поставляла стрелковое оружие и противотанковые ракеты, захваченные у немцев. К этому следует добавить чрезвычайно важный факт: категорически запретив выезд в Палестину советским евреям – участникам войны (а таких добровольцев набралось около двух дивизий), Сталин тем не менее дал добро восточноевропейским и балканским евреям, и, по данным советской агентуры в Австрии, только в 47-м году через Вену проследовали в Палестину не менее 200 тысяч человек из Польши, Румынии, Венгрии, Чехословакии и Болгарии. В Цахал (Армию обороны Государства Израиль) влились тысячи прошедших кровавую школу II Мировой войны, закалённых и готовых сражаться насмерть ветеранов.

«Кто знает, - писала впоследствии Голда Меир, самая выдающаяся женщина в иудейской истории, возглавлявшая Государство Израиль в тяжелейшие для него времена в 1969-74 годах, - устояли бы мы, если бы не оружие и боеприпасы, которые смогли закупить в Чехословакии и транспортировать через Югославию и другие балканские страны в те чёрные дни начала войны, пока положение не переменилось в июне сорок восьмого года?» Был день, когда судьба Израиля повисла на волоске: 29 марта 1948 года египетская танковая колонна подошла почти к самому Тель-Авиву: всего несколько десятков километров отделяли её от него. Если бы город был потерян, потерянной оказалась бы и вся надежда на независимость. Но как раз накануне из Чехословакии поступили транспорты с первыми четырьмя «мессершмитами». За ночь прибывшие вместе с ними лётчики распаковали и собрали их и ранним утром поднялись в небо. Это был отчаянный бой, назад вернулся только один самолёт. Но египтяне, увидев, что у евреев есть авиация, тут же повернули вспять.

В пятницу 14 мая 1948 года в четыре часа дня, в ту самую минуту, когда истёк срок мандата Великобритании на Палестину, в здании Музея города (Красный дом) на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве было провозглашено Государство Израиль. Декларацию о независимости прочёл Бен-Гурион, ставший первым премьер-министром страны. И вновь важнейшую, на этот раз дипломатическую поддержку оказал Советский Союз: на третий день после провозглашения независимости он первым в мире признал «де-юре» Государство Израиль. Это решение принял лично Сталин. Американцы сделали подобный шаг спустя почти восемь месяцев - 31 января 49-го, когда победа в войне за Независимость уже не вызывала сомнений. К этому времени СССР и Государство Израиль установили дипломатические отношения и обменялись послами. Первым советским посланником в Тель-Авиве стал Павел Ершов, служивший советником в советском посольстве в Турции. Израиль же направил в Москву Голду Меир, тем самым подчеркнув важность миссии.

А началась война сразу же, через несколько часов после того, как Бен-Гурион завершил чтение исторической Декларации и собравшиеся в зале и запрудившие окрестные улицы ликующие люди допели последние слова гимна: «Будем мы снова народом свободным/ На родине нашей/ В стране Сиона, Иерусалима». На территорию Израиля вторглись армии шести арабских стран: Египта, Сирии, Иордании, Ливана, Ирака и Саудовской Аравии. Азам Паша, генеральный секретарь Арабской лиги, был настолько уверен в том, что они уничтожат новую страну, что открытым текстом заявил: «Это будет война на истребление!». И это вещалось ровно через три года после Катастрофы! Духовный вождь мусульман Палестины Хадж Амин аль-Хусейни обратился к своим последователям с аналогичным наставлением: «Я объявляю священную войну, мои братья-мусульмане! Убивайте евреев! Убивайте их всех!»

 В первые же дни после вторжения стало ясно, что численное превосходство и более совершенное вооружение арабов еще не означают их быстрой победы. В сражениях — даже когда арабы имели значительное преимущество — израильтяне стойко противостояли им и чаще всего одерживали верх. «Эйн брера — у нас нет выбора», — так объясняли израильтяне свою готовность сражаться насмерть даже в самых безвыходных обстоятельствах. И в самом деле, выбора у евреев не было: арабы не желали уступок с их стороны, они хотели только одного: истребить их всех до одного, сбросить в море, повторив в Палестине гитлеровское «окончательное решение еврейского вопроса», уничтожив только что созданное Государство Израиль.

С самого начала военных действий Израиль обращался к арабским государствам с предложениями о прекращении огня. Но арабы приняли их лишь после того, как убедились, что терпят поражение, а Израиль начинает освобождать новые территории. Война завершилась в январе 1949-го. Израиль обладал теперь даже несколько большей территорией, чем было предусмотрено соглашением ООН о разделе Палестины. Под его контролем оказались южная часть страны Негев и северная область Галилея.

 Иерусалим же был разделен на два сектора. Более новые районы достались евреям, но Старый город, включая Западную стену, оставшуюся от Храма (Стена плача) — святое место иудаизма, — попал под управление Иордании. В соответствии с соглашением о прекращении военных действий иорданцы согласились разрешить евреям посещать святые для них места. Однако это соглашение никогда не соблюдалось, и евреи вновь получили доступ к своим святыням только после того, как Израиль занял Старый город в ходе Шестидневной войны 1967-го.

В Москве поражение арабской коалиции расценили как поражение Англии, справедливо считая, что позиции её подорваны на всём Ближнем Востоке. Сталин был полностью удовлетворён. По его мнению, создание Израиля полностью отвечало в тот период и на обозримое будущее внешнеполитическим интересам СССР. Поддерживая Израиль, Сталин «вбивал клин» в отношения США и Великобритании и в отношения между США и арабскими странами. По свидетельству Судоплатова, Сталин предвидел, что арабские страны в последующем повернутся в сторону Советского Союза, разочаровавшись в англичанах и американцах. Помощник Молотова Михаил Ветров пересказал Судоплатову слова Сталина:

«Давайте согласимся с образованием Израиля. Это будет как шило в заднице для арабских государств и заставит их повернуться спиной к Британии. В конечном счете британское влияние будет полностью подорвано в Египте, Сирии, Турции и Ираке».

Внешнеполитический прогноз Сталина в основном оправдался. В арабских и во многих других мусульманских странах было подорвано влияние не только Британии, но и США. Но то был поистине даянский дар: на долгие десятилетия СССР стал этакой «дойной коровой» для арабских стран, что в немалой степени сыграло свою роль в распаде Советского Союза.

 

 

БОРЬБА С КОСМОПОЛИТАМИ

 

 

В то время как Сталин всячески поддерживал палестинских евреев в создании ими независимого Государства Израиль, против своих советских евреев он развернул самую настоящую войну, получившую название «борьбы с космополитизмом». Началась она с подлого убийства в ночь на 13 января 1948 года в Минске на загородной даче руководителя Белорусского МГБ Лаврентия Цанава Соломона Михоэлса – Народного артиста СССР, председателя Еврейского антифашистского комитета. Сделано это было по прямому указанию Сталина, о чём свидетельствует его дочь Светлана Аллилуева. В своих мемуарах «20 писем другу» она рассказывает, как случайно оказалась свидетельницей телефонного разговора. «Он сказал: «Значит, автомобильная катастрофа, — потом положил трубку и добавил: — мне позвонили, что убили Михоэлса». Перефразируя Тараса Бульбу, о роли Сталина в этой страшной истории можно сказать: «Я тебя породил, я тебя и убил», ибо сам Комитет был организован по инициативе вождя осенью 1941 года, чтобы информировать международную общественность о злодеяниях против евреев и способствовать открытию Второго фронта. В его президиум вошли выдающиеся представители советской еврейской культуры: поэты и писатели Перец Маркиш, Ицик Фефер, Самуил Галкин, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, Лев Квитко; первая в СССР женщина-академик (1939) и одна из первых лауреатов только что учреждённой Сталинской премии Лина Штерн. Она родилась в Либаве (ныне Лиепая), но, не имея возможности как еврейка в связи с процентной нормой получить высшее образование в России, уехала в Швейцарию, где, закончив с блеском Женевский университет, очень скоро стала крупнейшим физиологом. В 1925 году профессор Штерн возвратилась на Родину, в страну, как она считала, Свободы, Равенства и Братства, создала Институт физиологии человека, вложив в него не только свой интеллект, но и немалые личные средства. Членами президиума ЕАК были также заведующий Боткинской больницей Борис Шимелиович, актер Вениамин Зускин и академик Пётр Капица. Непосредственно курировал деятельность ЕАК, как и других антифашистских комитетов, заместитель наркома иностранных дел и начальник Совинформбюро Соломон Лозовский.

 Во второй половине 1943года представители ЕАК С.Михоэлс и И. Фефер были приглашены в США, а также посетили Мексику и Англию. В результате их выступлений на многотысячных митингах в фонд помощи СССР евреями были собраны 46 миллионов долларов – сумма по тем временам фантастическая. 

Но и «органы» честно отрабатывали свой хлеб. Обвинения руководителей ЕАК в буржуазном национализме и «контактах» с иностранными спецслужбами впервые МГБ представило в ЦК еще в 1946 году. Однако после убийства Соломона Михоэлса Сталин выждал до ноября, и только тогда ЕАК был закрыт официально. Секретное решение Совета министров подписал лично Сталин. Аресты руководителей Комитета, сотрудников и активистов прошли в конце 1948 - начале 1949 годов. Всего в разных городах страны по делу ЕАК было репрессировано 110 человек. Судебный процесс начался 8 мая 1952 года. 13 человек: Лозовский, Фефер, Маркиш, Квитко, Бергельсон, сотрудник Совиформбюро И. Ватенберг и его жена Ч. Ватенберг, Э. Теумин, профсоюзный деятель Юзефович, Шимелиович, Гофштейн и Зускин были приговорены к расстрелу 17 июля 1952 года военной коллегией Верховного суда СССР. Подсудимых расстреляли в Москве на рассвете 12 августа 1952-го. Лишь Лину Штерн по указанию Сталина не казнили, ей присудили 3,5 года лагерей с последующей ссылкой на 5 лет в казахстанский город Джамбул.

Преследование евреев под видом борьбы с космополитизмом проявлялось прежде всего в «чистках» в различных организациях. Дело доходило до абсурда. Так заведующий отделом науки ЦК Юрий Жданов (сын Андрея Жданова - члена Политбюро и зять Сталина) представил Суслову записку о «засоренности» кадров в основных научных институтах: «Среди физиков-теоретиков и физиков-химиков сложилась монопольная группа – Л.Д.Ландау, М.А.Леонтович, А.Н.Фрумкин, Я.И.Френкель, В.Л.Гинзбург, Е.М.Лившиц, Г.А.Гринберг, И.М.Франк, А.С.Компанеец, И.С.Мейман и др. Все теоретические отделы физических и физико-химических институтов укомплектованы сторонниками этой группы, представителями еврейской национальности». Жданов-младший, однако, не упомянул ни одного русского учёного, которого бы «затирали» зловредные евреи. Он просто не мог этого сделать, потому что перечисленные им учёные являлись элитой советской физической науки, среди них значились будущие лауреаты Нобелевской, Сталинской, Ленинской и Государственной премий. И, тем не менее, в ЦК и МГБ стали готовиться к погрому. Лишь благодаря вмешательству Курчатова, научного руководителя атомного проекта, удалось предотвратить готовящиеся репрессии. Игорь Васильевич объяснил Лаврентию Берия, который осуществлял общее руководство проектом, что без этих людей бомбу не создать. Берия доложил Сталину и тот велел убрать из ЦК Жданова.

Однако, несмотря на это, государственный антисемитизм в СССР продолжал набирать обороты. Известный профессор-литературовед Леонид Тимофеев записал в своём дневнике: «До революции антисемитизм был строго локализирован в официальной среде, обведённой круговой чертой общественного осуждения. Теперь же – наоборот – идёт сверху в среду единую и обязанную не обсуждать, а постигать распоряжения начальства, как говорил ещё Щедрин. То есть даже евреи должны поддерживать и проводить эту политику». На заседании президиума ЦК 1 декабря 1952 года Сталин сказал: «Любой еврей – националист, это агент американской разведки (причём национализм и американская разведка? Понятно было бы ёщё, если бы речь шла о связи с разведкой Израиля. – В.К.). Евреи-националисты считают, что их нацию спасли США. Они считают себя обязанными американцам. Среди врачей много евреев-националистов».

Врачей, а не физиков или химиков, Сталин упомянул не случайно: в это время раскручивалось так называемое «дело врачей». Всего через три дня 4 декабря 1952 года вышло совершенно секретное постановление ЦК КПСС «О вредительстве в лечебном деле». Начиналось оно так: «Заслушав сообщение МГБ СССР о вредительстве в лечебном деле, Президиум Центрального Комитета Коммунистической Партии Советского Союза устанавливает, что в Лечсанупре (медицинское управление, обслуживавшее исключительно высшую номенклатуру. – В.К.) длительное время орудовала группа преступников, в которую входили бывшие начальники Лечсанупра Бусалов и Егоров, врачи Виноградов, Федоров, Василенко, Майоров, еврейские националисты Коган, Карпай, Этингер, Вовси и другие» (выделено мной - В.К.) .

«Правда» 13 января 1953 года поместила сообщение ТАСС, ставшее поистине историческим, но скромно озаглавленное: «Хроника. Арест врачей - вредителей». И вот что поведала скромная хроника: «Некоторое время тому назад органами государственной безопасности была раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью, путем вредительского лечения, сократить жизнь активным деятелям Советского Союза. В числе участников этой террористической группы оказались: профессор Вовси М.С., врач-терапевт; профессор Виноградов В.Н., врач-терапевт; профессор Коган М.Б., врач-терапевт; профессор Коган Б.Б., врач-терапевт; профессор Егоров П.И., врач-терапевт; профессор Фельдман А.И., врач-отоларинголог; профессор Этингер Я.Г., врач-терапевт; профессор Гринштейн А.М., врач-невропатолог; Майоров Г.И., врач-терапевт». Для тех, кто умеет считать до десяти: из девяти перечисленных «вредителей» - трое русских и шестеро евреев.

 Заканчивалось же сообщение ТАСС многозначительным выводом: «Большинство участников террористической группы (Вовси М.С., Коган М.Б., Фельдман А.И., Гринштейн А.М., Этингер Я.Г. и др.) были связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт», созданной американской разведкой якобы для оказания материальной помощи евреям в других странах. На самом же деле эта организация проводит под руководством американской разведки широкую шпионскую, террористическую и иную подрывную деятельность в ряде стран, в том числе и в Советском Союзе. Арестованный Вовси заявил следствию, что он получил директиву « об истреблении руководящих кадров СССР» из США от организации «Джойнт» через врача в Москве Шимелиовича и известного еврейского буржуазного националиста Михоэлса (Соломон Михоэлс (Вовси) был двоюродным братом профессора М.С.Вовси. – В.К.) Другие участники террористической группы (Виноградов В.Н., Коган М.Б., Егоров П.И.) оказались давнишними агентами английской разведки. Следствие будет закончено в ближайшее время».

В тот же день, что и «Хроника», в «Правде» была опубликована редакционная статья «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей». Теперь уже известно, что она была написана самим Сталиным. В статье отмечалось, что империалисты США и их английские «младшие партнеры» пытаются создать в СССР свою подрывную «пятую колонну».

 Под пятой колонной подразумевались, естественно, «еврейские буржуазные националисты». Далее в статье писалось о том, что «… некоторые люди делают вывод, что теперь уже снята опасность вредительства, диверсий, шпионажа, что заправилы капиталистического мира могут отказаться от своих попыток вести подрывную деятельность против СССР. Но так думать и рассуждать могут только правые оппортунисты, люди, стоящие на антимарксистской точке зрения « затухания» классовой борьбы. Они не понимают или не хотят понять, что наши успехи ведут не к затуханию, а к обострению борьбы, что чем успешнее будет наше продвижение вперед, тем острее будет борьба врагов народа, обреченных на гибель, доведенных до отчаяния. Так учит бессмертный Ленин, так учит товарищ Сталин». В статье было сказано также, что «сохранились носители буржуазных взглядов и буржуазной морали - живые люди, - скрытые враги нашего народа. Именно эти скрытые враги, поддерживаемые империалистическим миром, будут вредить и впредь». Значит, сам собой напрашивается вывод, что этим живым людям не быть в живых во имя торжества социализма.

 В январе-феврале прошла волна арестов видных врачей еврейской национальности. За решетку угодили академик Б.И. Збарский, профессора Э.М. Гольдштейн, братья В.Е. и С.Е. Незлины, Н.А. Шершевский, М.Я. Серейский, М.Я. Темкин, Н.Л. Вильк, Е.Ф.Лифшиц и многие другие известные медики. В 1996 году в своей книге « По мощам и елей» один из архитекторов перестройки, член Политбюро в горбачевском ЦК академик Александр Николаевич Яковлев, ставший после распада СССР председателем Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при президенте Российской Федерации и имевший доступ к самым секретным архивным материалам, писал: «В феврале 1953 года началась подготовка к массовой депортации евреев из Москвы и крупных промышленных центров в восточные районы страны… Делалось это со сталинским иезуитством. Дело представлялось так, будто группа евреев подготовила письмо советскому правительству с просьбой осуществить массовую депортацию евреев, дабы спасти их от справедливого гнева советских людей».

 Такое письмо действительно было подготовлено и его предполагалось опубликовать в «Правде». Занимались этой грязной работой политобозреватель «Правды» Я.С. Хавинсон (Маринин) и академики М.Б.Митин и И.И.Минц, - все трое евреи. Вновь подтвердилась мудрая сентенцияТеодора Герцля: «Каждый народ имеет своих негодяев. Почему евреи должны быть лишены этой привилегии?» Названная троица активно собирала подписи под письмом среди наиболее известных евреев. Делалось все это, несомненно, по указанию Сталина: во-первых, он лично занимался «делом врачей», во-вторых, слишком серьезный вопрос поднимался в письме, чтобы даже при всем своем угодничестве Хавинсон, Митин и Минц решились на подобную самодеятельность. Илья Эренбург, Вениамин Каверин, великий певец и Георгиевский кавалер, солист Большого театра Марк Рейзен, Исаак Дунаевский, генерал-полковник Герой Советского Союза Яков Крейзер и многие другие отказались подписывать это письмо-самооговор. Но нашлись, к сожалению, и слабые духом. Так, например, Л.Ландау, великий физик современности, не скрывал, что подписал подлое письмо, но честно признавался, что сделал это из страха: ведь Лев Давидович перед войной несколько лет просидел в Лубянской тюрьме, по сравнению с которой даже Биробиджан представлялся земным раем. Но что самое поразительное, письмо подписал дважды Герой Советского Союза Давид Драгунский! Он, один из храбрейших танковых командиров, не раз и не два смотревший в глаза смерти, сыграл труса там, где требовалось мужество особого рода - гражданское!

 Аресты «убийц в белых халатах» стали кульминацией той антисемитской политики, которую начал проводить Сталин еще в сентябре 1946 года, когда в газете «Эйникайт» (Единство) - органе ЕАК (sic!) - была опубликована статья, в которой евреи - известные деятели культуры- обвинялись в тенденциозном преувеличении трагедии Катастрофы, в национализме и в сионистском уклоне в их творчестве. Тогда же родился и термин «космополиты» - эвфемизм слова «евреи». Борьба с космополитами доходила до идиотизма. В журнале «Вопросы философии» была подвергнута разгромной критике научная монография Л.Ландау (будущего лауреата Нобелевской премии) и Е.Лифшица (будущего лауреата Ленинской премии) - «Статистическая физика». В вину выдающимся ученым вменялось то, что в их книге «широко рекламируются такие реакционные концепции, как «теория расширяющейся вселенной» и теория «тепловой смерти вселенной». Космополитизм же авторов заключался в том, что они предпочли цитировать не русских ученых, а датского физика Нильса Бора. Но этот датский физик был наряду с Эйнштейном, ни много, ни мало, основателем современной физики, создателем теории атома, удостоенным за это еще в 1922 году Нобелевской премии!

 «Дело врачей» не родилось спонтанно, не надо считать Сталина этаким параноиком. Так диктатор мстил «своим» евреям за отказ Израиля стать послушной марионеткой СССР на Ближнем Востоке. И до какого же непотребства надо дойти, чтобы утверждать, как это сделал Любомиров, автор гнуснейшего сериала «Сталин. LIVE», что «еврейское дело» «было искусственно раздуто израильскими спецслужбами. Только что образованное Государство Израиль надо было срочно заселить…». Получается, что «Правда», «Известия» и особенно «Медицинская газета» по заданию израильских спецслужб изо дня в день печатали разоблачительные статьи о врачах-вредителях с характерными фамилиями Рабинович, Айзенштейн, Гринберг, Блох, Гофман и так далее. То был поистине шабаш ведьм, юдофобская вакханалия, которой в России не наблюдалось со времен погромов начала века и Гражданской войны. И в то же время неправы те, кто считают Сталина антисемитом, и я совершенно согласен с Жоресом Медведевым: «Антисемитизм Сталина, о котором можно прочитать почти во всех его биографиях, не был ни религиозным, ни этническим, ни бытовым. Он был политическим и проявлялся в форме антисионизма, а не юдофобии». Сталин в такой же степени был антисемитом, как и античеченцем, антитатарином (крымским), антигрузином и т.д. Он был просто кровавым диктатором, и, как все диктаторы, признавал только своё право на Истину, а кто пытался оспорить это, попадал под каток репрессий.

 Сталин хотел создать на Ближнем Востоке форпост мира и социализма, а неблагодарный Израиль стал источником агрессии и империализма, как стала объяснять советская пропаганда. На самом же деле Израиль выбрал для себя не сталинский вариант «форпоста мира и социализма», а демократический путь развития, после чего и явился для Сталина «источником агрессии и империализма». Точно так же Сталин объявил наймитом американского империализма Тито, не пожелавшего стать сталинским лакеем, и Югославия в одночасье из союзника и друга СССР превратилась в его противника. Но наказать Югославию Сталин возможности не имел, руки оказались коротки. Израиль непосредственно наказать тоже не мог. Однако именно тогда начала складываться «любовь и дружба» с арабскими странами, а евреи, живущие в СССР, оказались заложниками антиизраильских настроений Сталина. По свидетельству Булганина, Сталин считал, что «евреи в СССР - пятая колонна американского империализма».

 Поэтому, как только Израиль определил себя не «форпостом мира и социализма», а демократическим государством, Сталин в бессильной ярости обрушил свой гнев на ни в чем не повинных советских евреев. Масла в огонь подлил тот восторженный прием, который оказали московские евреи первому послу Государства Израиль в СССР Голде Меир. Она родилась в 1898 году в Киеве, но еще до революции эмигрировала с родителями в США, там включилась в сионистское движение и в 1921году переехала в Палестину, где стала крупнейшим политическим деятелем, возглавившим борьбу за создание Государства Израиль. В Москву Голда Меир прибыла 2 сентября 1948 года и уже 11-го посетила Большую хоральную синагогу. После этого она там бывала неоднократно, и каждый раз в связи с этим собиралось все больше народу. В праздник Рош ха-шана (иудейский Новый год) у синагоги скопилось более 10 тысяч человек! Все улицы вокруг неё были забиты людьми. Голду Меир приветствовали радостными возгласами, кое-где в толпе развевались самодельные флаги Государства Израиль. После службы огромная толпа провожала сотрудников израильской дипмиссии до гостиницы «Метрополь», где они тогда жили, - почти полтора километра от синагоги. Эта импровизированная манифестация привела Сталина в настоящую ярость.

 Радость евреев была по-человечески столь понятна. Она охватила даже ту часть ассимилировавшихся интернационалистов, которая бесповоротно была предана Советской власти. Как отмечает крупнейший исследователь советского государственного антисемитизма Г.Костырченко, «эти наглядные всплески еврейского национализма, разумеется, обратили на себя внимание Сталина, который мириться с подобной самодеятельностью, конечно, не собирался и потому, видимо, уже тогда стал задумываться об ответных радикальных мерах».

«Дело врачей» стало непосредственным продолжением «дела ЕАК», что подтверждает очень точное наблюдение Якова Этингера, профессора истории, сына замученного в Лубянской тюрьме профессора медицины: «Не логичнее было бы связать эти два дела, посадив на одну скамью подсудимых и тех, и других? Между тем деятелей ЕАК расстреливают 12 августа 1952 года, не дожидаясь процесса над «врачами-вредителями». В чем же причина? Я думаю, что это объяснятся тем, что, во-первых, «расследование» дела врачей шло со скрипом, а, во-вторых, еврейские писатели, арестованные по «делу ЕАК», были практически не известны широким слоям русского населения».

Сталин, безусловно, был крупнейшим мастером пропагандистских акций. Он прекрасно понимал, какой резонанс получит в стране процесс по делу еврейских буржуазных националистов, предательски пробравшихся в Кремлевскую больницу и задумавших погубить как самого товарища Сталина, так и его ближайших соратников. Об этом же писал и видный советский публицист Эрнст Генри (Семен Николаевич Ростовский): «В начале 1953 года носились слухи, что готовится процесс Молотова». Его жена, Полина Семёновна Жемчужина (Карповская), еврейка по национальности, была видным партийным деятелем. Сталин, по воспоминаниям А.Микояна, всегда внимательно прислушивался к её мнению. В 39-м он назначил её наркомом рыбной промышленности, кандидатом в члены ЦК и депутатом Верховного Совета СССР. Но в том же 1939 году на Жемчужину завели дело в наркомате внутренних дел о связях с врагами народа и шпионами. Без указания Сталина чекисты не могли этого сделать, на членов ЦК для «органов» было табу. Подготовленные ими материалы о Жемчужине рассматривали на Политбюро. Сталин словно играл с Молотовым и его женой в кошки-мышки. Полину Семёновну в конце года сняли с поста наркома, сильно понизив в должности, а в начале 41-го и вовсе вывели из состава ЦК. Все эти удары были направлены против Молотова, но в конце 1948- го взялись непосредственно за его жену. Особенно возмутило Сталина, что Жемчужина поддерживала дружеские отношения с Голдой Меир, приглашала её в гости к себе домой, то есть в Кремль, и – какой ужас! - даже разговаривала с ней на идише! 26 января 1949 года Полину Семёновну арестовали. А через два месяца Сталин заменил Молотова на посту Министра иностранных дел А.Вышинским и вообще прервал всякие личные отношения с ним, - до этого ближайшим другом и соратником с марта 1917 года, когда они вместе редактировали «Правду». На следующий день после XIX съезда КПСС в октябре 1952 года Сталин с трибуны Пленума ЦК назвал Молотова английским шпионом! И, тем не менее, оставил в составе Президиума ЦК КПСС. Надолго ли? «Тогда были взяты Майский (посол СССР в Великобритании. - В.К.), три других человека из посольства, в том числе и я,- продолжает Эрнст Генри, - а также ряд видных московских врачей. В этой связи возникает вопрос, не должен ли был стать задуманный процесс над врачами прологом новой гигантской чистки в высших эшелонах партийно-государственного и военного руководства? Не собирались ли организаторы «дела врачей» по образцу процессов 1937-1938 годов «выйти» через «профессоров-убийц» на некоторых видных деятелей партии и государства, которые стали неугодны «вождю народов»? Не исключено, что «дело врачей» преследовало и определенные внешнеполитические цели - добиться поддержки у реакционных кругов арабского мира…»

Сталин закручивал сложный политический узел, жертвой которого должны были стать советские евреи. И это понимали не только в СССР. Весь мир и в первую очередь Израиль с возмущением следили за развертывающейся драмой. В феврале 1953 года в МИД СССР поступило коллективное заявление от имени аккредитованных в Москве дипломатов всех западных стран. В нем без обиняков осуждался предстоящий процесс по «делу врачей» и с поразительной резкостью говорилось: «Если этот кровавый спектакль будет разыгран, то все аккредитованные в Москве послы западных стран покинут СССР и дипломатические отношения будут прерваны». Понятно, что послы выражали позицию своих правительств. Позицию же общественности столь же резко и откровенно высказал лауреат Нобелевской премии по физике и Международной Ленинской премии мира, член ЦК Французской Коммунистической партии Фредерик Жолио-Кюри, до этого убежденный сторонник СССР и лично вождя мирового пролетариата, за что и был избран в 1950 году первым председателем просоветского Всемирного совета мира. Ученый потребовал международного расследования «дела врачей» и в противном случае предупредил о своем выходе из рядов КПФ.

И Сталин стал сворачивать «дело врачей». Но и на Израиле он поставил крест. 9 февраля в 22 часа 35 минут произошёл взрыв бомбы на территории советского посольства в Тель-Авиве. Была тяжело ранена жена завхоза, жене посланника осколки оконного стекла рассекли лицо да ещё водителю миссии кусочком мрамора выбило зуб. Диверсанты проникли во двор миссии, прорезав ножницами проход в сетке, ограждавшей территорию. Найти преступников не удалось. До сих пор остаётся не ясным, кем они были: израильскими экстремистами или сотрудниками наших спецслужб. Судя по характеру диверсии, скорее всего вторыми. Бомбу подложили под мраморную скамейку в саду. В это позднее зимнее время там всегда было пустынно, лишь в тот злополучный день мимо скамейки проходила жена завхоза, и ей раздробило ступни ног, супруга же посланника стояла у окна на втором этаже, «думая думку свою». Израильские террористы, нападавшие в своё время на английские организации, действовали всегда на поражение, здесь же преследовалась совсем другая цель, явно провокационная.

 Премьер-министр Государства Израиль Давид Бен-Гурион осудил в парламенте этот взрыв во дворе советской миссии, назвав его «мерзостью», и принес извинения от имени своего правительства, однако СССР не принял их и 12 февраля объявил о разрыве дипломатических отношений с Израилем. На заседании Президиума ЦК КПСС во время обсуждения инцидента в Тель-Авиве Сталин был на редкость откровенен: «Пора кончать с этими израильскими предателями. Мы им помогли в 1948 году… Мы, конечно, рассчитывали, что большинство сионистских лидеров - выходцев из России - называют себя социалистами, а они оказались обманщиками и вместо создания социалистического государства пошли на сближение с США. Надо их жестоко наказать».

Но жестокому наказанию подверглись советские евреи. Массовые аресты виднейших представителей научной и творческой интеллигенции еврейской национальности сопровождались разгромом еврейской национальной культуры: были закрыты Государственный еврейский театр в Москве и еще 14 по стране, расстреляны почти все крупнейшие писатели и поэты, писавшие на идише, а из библиотек изымались и сжигались книги, написанные на этом языке.

 Борьба с «американскими наймитами», с «еврейской пятой колонной» развернулась также в таких «форпостах мира и социализма», как Чехословакия, Польша, Румыния, Венгрия. Самым громким стал процесс Сланского в Чехословакии. Генеральный секретарь ЦК КПЧ Рудольф Сланский и еще 13 руководителей партий, из которых 10 были евреями, обвинялись в государственной измене, вредительстве, подрывной деятельности, но главное - в «еврейском буржуазном национализме». Процесс проходил под контролем работников МГБ СССР, специально присланных для этой цели из Москвы в Прагу, и был по существу целиком посвящен «разоблачению» международных сионистских центров - «этой агентуры американского империализма». Но главными обвиняемыми на процессе стали практически не сам Сланский и его коллеги, а Государство Израиль – «организатор и вдохновитель всей подрывной деятельности против СССР и примкнувших к нему форпостов мира и социализма». Процесс завершился 27 ноября 1952 года, а 3 декабря 11 приговоренных к высшей мере: Р.Сланский, его заместитель Й.Франк, бывший министр иностранных дел В.Клементис, главный редактор газеты «Руде Право» А.Симон и остальные - все евреи - были повешены. В приговоре было также сказано, что Рудольф Сланский «предпринимал активные шаги к сокращению жизни президента республики Клемента Готвальда и подобрал для этой цели врачей из враждебной среды». Из какой именно среды, объяснять, думаю, излишне. Но не излишне обратить внимание на упоминание врачей-вредителей: так прокладывался мостик к их советским коллегам. Аналогично пражскому готовился антисемитский процесс в Венгрии, но не успел состояться по причине смерти Сталина.

 Исчерпывающую и глубокую оценку «делу врачей» дал А.Д.Сахаров: «Все, имевшие за плечами опыт компаний 30-х годов, понимали, что это широко задуманная антиеврейская провокация, развитие антисемитской и антизападной шовинистической «борьбы с космополитизмом», продолжение антиеврейских акций - убийства Михоэлса, расстрела Маркиша и др. По всей стране прошли митинги с осуждением «врачей-убийц» и их «пособников», начались массовые увольнения врачей-евреев… Некоторые полагают, что «дело врачей» должно было стать также началом общего террора, подобного террору 1937 года» (выделено мной - В.К.).

 Действительно, параллельно с борьбой с космополитизмом, под грохот антисионистской пропаганды, с не меньшим грохотом прошло «ленинградское дело», когда в 1950 году подвергли полнейшему разгрому вторую по величине в стране парторганизацию. Шестерых, всю ждановскую команду: Н.А.Вознесенского (член Политбюро ЦК, заместитель Председателя СМ СССР и председатель Госплана СССР, крупный ученый-экономист, избранный академиком еще в 1943 году, считался после смерти Жданова преемником Сталина, о чем полушутя-полусерьезно намекал сам вождь), М.И.Родионова, А.А. Кузнецова, П.С.Попкова, Я.Ф.Капустина и П.Г.Лазутина расстреляли, остальных приговорили к длительным срокам тюремного заключения. В Ленинграде были заменены свыше двух тысяч руководителей среднего звена, сотни коммунистов исключены из партии. В Грузии в это же время проходило так называемое «мингрельское дело». Ленинградцев, между прочим, формально обвиняли в русском буржуазном национализме, мегрелов - в грузинском. Сталин, повторяю, не был националистом, он был патологическим тираном, и любое неповиновение, любой даже намек на независимость, на самостоятельность становился для него причиной смертельной ненависти как к отдельным людям, так и к целым народам. Особенно раздражали Сталина попытки Израиля добиться для советских евреев разрешения на репатриацию (для желающих, разумеется) в Израиль или хотя бы просто на поездки в гости к своим родственникам. Так, например, родная сестра первого президента Израиля Хаима Вейцмана, работавшая скромным врачом в Москве, была упрятана в Лубянскую тюрьму только за это. Сталин действительно опустил над СССР «железный занавес», и евреи для него были ничуть не лучше других, вернее, такими же, как все остальные, которых он считал своими безропотными подданными.

 Разрыв с Государством Израиль, по мнению Г.Костырченко, вошёл в историю не только как одна из многочисленных преступных провокаций Сталина, но и как символ саморазоблачающейся агонии созданного им диктаторского режима: уже обреченный и стоящий, как и его творец, на краю могилы, он потому и предпринимал всё менее адекватные политико-социальной реальности шаги, пускаясь во все более опасные авантюры, способные взорвать общество изнутри. И какое счастье, что рухнул этот преступный, бесчеловечный режим и что сегодня мы можем радоваться 60-летию братской страны вместе с евреями Государства Израиль, более трети которых - выходцы из бывшего СССР и значительная часть – потомки выходцев из дореволюционной России. Вот почему это по-настоящему и наш праздник тоже.

 

 

«ДЕЛО» МАРИИ ВЕЙЦМАН

 

 

Совершенно секретно

Товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.

 

Докладываю, что МГБ СССР разрабатывается сестра бывшего президента государства Израиль ВЕЙЦМАНА Х.Е. – ВЕЙЦМАН Мария Евзоровна, 1893 года рождения, уроженка города Пинска, еврейка, беспартийная, работает врачом Госстраха.

Через агентуру и путем секретного подслушивания установлено, что ВЕЙЦМАН М.Е. на протяжении ряда лет среди своего окружения проводит сионистскую агитацию, с враждебных позиций критикует советскую действительность, возводит гнусную клевету на руководителей партии и советского правительства и проявляет крайнюю озлобленность к главе советского правительства.

 Н.Игнатьев.

Слова, выделенные курсивом, вписаны от руки

 

 

После санкции, полученной от Г.Маленкова,  М.Вейцман была арестована, посажена в Лубянскую тюрьму, и начались допросы. Перед следователем она впервые предстала 11 февраля 1953- го. Потом ее допрашивали неоднократно в течение более месяца. В результате возникло «дело», хранящееся ныне в Центральном архиве ФСБ РФ (ЦАФСБ РФ). Сохранившиеся протоколы допросов, который исследовал крупнейший специалист в области государственного антисемитизма в СССР Г.Костырченко, интересны прежде всего как яркая и неповторимая иллюстрация к тем временам и нравам. Последний допрос датирован 4 марта. В 1956 году Марии  Евзоровне удалось эмигрировать в Израиль. В годы горбачевской перестройки она была полностью реабилитирована.

 

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА № 31-Б ОСОБОГО СОВЕЩАНИЯ ПРИ МИНИСТРЕ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

от 12 августа 1953 г.

С Л У Ш А Л И:

46. Следственное дело № 103 1-го Главного управления МВД СССР.

ВЕЙЦМАН Мария Евзоровна, 1893 года рождения, уроженка гор. Пинска, еврейка, гражданка СССР, беспартийная.

Обвиняется в проведении антисоветской агитации по ст. 58–10 ч. I УК РСФСР.

П О С Т А Н О В И Л И:

ВЕЙЦМАН Марии Евзоровне за антисоветскую агитацию определить ПЯТЬ лет исправительно-трудовых лагерей, считая срок с 10 февраля 1953 года.

На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года “Об амнистии” ВЕЙЦМАН Марию Евзоровну от наказания и из-под стражи ОСВОБОДИТЬ.

«Антисоветская» семья

 

60-летняя Мария Евзоровна Вейцман работала простым врачом Госстраха в Коминтерновском районе Москвы. Сама по себе эта больная и неприметная женщина не представляла никакого интереса для Лубянки, но она была сестрой первого президента Израиля Хаима Вейцмана, и этим все сказано. Еще задолго до образования в мае 1948- го Государства Израиль Хаим Вейцман, бывший подданный Российской империи (он родился в Гродненской губернии в 1874 году),  эмигрировал на Запад и  высшее образование получил в Германии и Швейцарии, где в отличие от России для евреев не существовало ни черты оседлости, ни процентной нормы при поступлении в ВУЗы или на работу. Став  видным химиком, он преподавал сначала в Женевском, а с 1906 года в Манчестерском университете. Занятия наукой успешно совмещал с общественно-политической деятельностью: в 1920–1931 и в 1935–1946 годах  избирался президентом Всемирной сионистской организации.17 мая, через три дня после провозглашения Государства Израиль, Вейцман был избран председателем Временного государственного совета, а в феврале 1949 – первым президентом Израиля. В том же году отказался от британского подданства и стал гражданином Израиля. Был переизбран президентом в 1951-м  и вплоть до своей смерти в ноябре 1952 года исполнял обязанности главы молодого еврейского государства. Он пользовался огромным авторитетом не только среди сионистов, но и в политическом истеблишменте Западной Европы и США.  «Не повезло» Марии Евзоровне и с другим братом, Самуилом (Шмуэлем). Тот не разделял право-сионистских убеждений старшего брата, был социалистом (в семье его прозвали «революционером») и состоял в Бунде (Всеобщий еврейский рабочий союз). После революции поддержал советскую власть, что, впрочем, не уберегло его от ареста в 1930 году, когда он был объявлен «вредителем». Правда, вскоре это обвинение  сняли, и ему даже доверили пост заместителя председателя Общества по землеустройству еврейских трудящихся (ОЗЕТ). Но в годы «большого террора» его вновь арестовали и в 1939-м расстреляли как английского и одновременно немецкого шпиона.

Арест Марии Вейцман не был связан с разрывом советско-израильских дипломатических отношений, произошедшим после того, как 9 февраля в 22 часа 35 минут произошёл взрыв бомбы на территории  советского посольства в Тель-Авиве. Была тяжело ранена жена завхоза, жене  посланника осколки оконного  стекла рассекли лицо да ещё водителю миссии кусочком мрамора выбило зуб. Диверсанты проникли во двор миссии, прорезав ножницами проход в сетке, ограждавшей территорию. Найти преступников не удалось. До сих пор остаётся не ясным, кем они были: израильскими экстремистами или сотрудниками наших спецслужб. Судя по характеру диверсии, скорее всего вторыми. Бомбу подложили под мраморную скамейку в саду. В это позднее зимнее время там всегда было пустынно, лишь в тот злополучный день мимо скамейки проходила жена завхоза, и ей раздробило ступни ног, супруга же посланника стояла у окна на втором этаже, «думая думку свою».  Израильские террористы, нападавшие в своё время на английских военных, действовали всегда на поражение, здесь же преследовалась совсем другая цель, явно провокационная.

 Премьер-министр Государства Израиль Давид Бен-Гурион осудил в парламенте  этот взрыв во дворе советской миссии, назвав его «мерзостью», и принес извинения от имени своего правительства,  однако СССР не принял их и 12 февраля объявил о разрыве дипломатических отношений с Израилем. На заседании Президиума ЦК КПСС во время обсуждения инцидента в Тель-Авиве Сталин был на редкость откровенен: «Пора кончать с этими израильскими предателями. Мы им помогли в 1948 году… Мы, конечно, рассчитывали, что большинство сионистских лидеров - выходцев из России - называют себя социалистами, а они оказались обманщиками и вместо создания социалистического государства пошли на сближение с США. Надо их жестоко наказать». И наказал ни в чём не повинных людей. Начались массовые увольнения и аресты евреев, совсем как в Германии в начальный период прихода к власти Гитлера. Взрыв бомбы на территории миссии СССР  и арест Марии Вейцман имели случайный характер, ведь санкцию на арест министр госбезопасности  Игнатьев стал добиваться от секретаря ЦК КПСС  Маленкова, начиная с 7-го февраля.  Активная же «оперативная разработка» Лубянкой сестры президента Израиля началась еще в июне 1948-го, когда тогдашний министр госбезопасности  Абакумов поставил в известность Сталина, Молотова, Жданова и Кузнецова, что Мария Вейцман, в свое время очень лестно отзываясь о Троцком и  Радеке, заявляла, что «умнее их в СССР нет людей», а в «последнее время стала выражать стремление выехать в Палестину». За все это она попала под наблюдение органов, в «процессе которого были установлены частые посещения ее квартиры евреями, приносившими ей поздравления в связи с назначением ее брата временным президентом Израиля». В начале 1949- го за «антисоветскую деятельность» был арестован муж  Вейцман Савицкий, работавший инженером в конторе «Союзшахтоосушение» Министерства угольной промышленности, позже расстрелянный.

Марию арестовали в разгар пресловутого «дела врачей»,  этой последней репрессивно-пропагандистской акции Сталина, которую, к счастью для многих, он, отойдя в мир иной, так и не смог довести до конца. «Дело врачей» носило ярко выраженный антисемитский характер, ибо к концу жизни диктатора его возникшая еще ранее подозрительность в отношении евреев достигла апогея и приняла в прямом смысле параноический характер. Ему повсюду стали мерещиться сионистские заговоры, организуемые главным образом американскими спецслужбами и имевшие целью руками якобы завербованных ими «кремлевских врачей» физически устранить советское руководство. Собрав 1 декабря 1952 года членов бюро президиума ЦК, Сталин заявил, что «среди врачей много евреев-националистов», а «любой еврей-националист -  это агент американской разведки». Следом он разразился критикой в адрес чекистов, у которых-де «притупилась бдительность», да и вообще они «сидят в говне». Завершая свое выступление, Сталин принялся запугивать членов бюро, говоря, что если бы не он, то помимо секретарей ЦК Щербакова и Жданова, многие из тех, кто слушает его сейчас, были бы уничтожены «убийцами в белых халатах». Войдя в роль спасителя беспечных и неразумных соратников, диктатор с чувством торжествующего превосходства подытожил: «Вы слепцы, котята, что же будет без меня – погибнет страна, потому что вы не можете распознавать врагов». В подтверждение этого откровения Сталин направил потом признательные, точнее, выбитые под пытками, показания арестованных к тому времени видных кремлёвских  врачей Маленкову, Хрущеву и другим несостоявшимся «жертвам медицинского террора».

От «дела врачей» в СССР нельзя отделить антисемитский шабаш в Чехословакии, организованный советскими спецслужбами параллельно с кампанией против космополитов. Наиболее вероятный вариант финала «дела врачей» Сталин продемонстрировал советскому номенклатурному истеблишменту, когда в Чехословакии были казнены одиннадцать бывших руководителей этой страны во главе с бывшим Генеральным секретарем ЦК КПЧ Сланским, который, как было сказано в приговоре, «предпринимал активные шаги к сокращению жизни президента республики Клемента Готвальда», подобрав «для этого лечащих врачей из враждебной среды, с темным прошлым, установив с ними тесную связь и рассчитывая использовать их в своих вражеских планах». Подводя итог этого страшного аутодафе, тот же Готвальд, выступая на общегосударственной конференции, заявил: «В ходе следствия и во время процесса антигосударственного заговорщицкого центра был вскрыт новый канал, по которому предательство и шпионаж проникают в коммунистическую партию. Это – сионизм».

4 декабря, то есть  сразу же после пражской казни, которая  явилась последней кровавой акцией Сталина, было принято постановление ЦК КПСС «О вредительстве в лечебном деле». В нем Генсек потребовал «до конца вскрыть террористическую деятельность группы врачей, орудовавшей в Лечсанупре, (осуществлявшем медицинское обслуживание советской партийно-правительственной верхушки. – В.К.), и ее связь с американо-английской разведкой».  Одновременно резкой критике подверглось руководство советской разведслужбы, которое обвинялось в либерализме, в «гнилых и вредных рассуждениях» о ненужности такого важного, с точки зрения Сталина, средства разведывательной работы, как террор, а также в том, что не арестовано за последний год ни одного иностранного шпиона. В результате была произведена реорганизация МГБ СССР, в составе которого образовали Главное разведывательное управление (ГРУ). Уникальность этой пертурбации состояла в том, что ГРУ вобрало в себя все службы госбезопасности, имевшие отношение как к разведывательной, так и контрразведывательной деятельности. Это косвенно свидетельствовало о том, что страхи, испытываемые Сталиным в связи с «происками» спецслужб Запада (прежде всего американских), достигли к концу 1952 года  апогея. Руководителем ГРУ 30 декабря был назначен первый заместитель министра госбезопасности Огольцов, один из главных организаторов операции по тайному устранению Михоэлса.  Именно на ГРУ была возложена задача по борьбе с еврейской «пятой колонной» внутри страны, оно и вело расследование «дела» Марии Вейцман, что свидетельствовало о высокой степени важности, придававшейся ему властями.

 

 

 

 

Протоколы лубянских подлецов

 

11 февраля 1953 г.

Допрос начат в 23 час. 50 мин.

 

ВОПРОС. Где вы проживали и чем занимались до 1908 года?

ОТВЕТ. Постоянно проживала в гор. Пинске, со своими родителями. После окончания подготовительного 4-классного училища я поступила на экстернат в киевскую фундуклеевскую женскую гимназию, куда выезжала два раза в год.В 1907 году я окончила экстерном гимназию и в 1908 году выехала для продолжения учебы в гор. Цюрих (Швейцария).

ВОПРОС. В течение какого времени вы находились в Швейцарии?

ОТВЕТ. В Швейцарии я проживала начиная с 1908 года и кончая 1912 годом. Училась в университете совместно со своей сестрой ВЕЙЦМАН Анной. По окончании университета возвратилась в Россию, где в том же 1912 году в Петрограде сдала экзамены на звание врача-лекаря.

ВОПРОС. Получив звание врача-лекаря, чем вы стали заниматься?

ОТВЕТ. В момент моего нахождения в Петрограде семья моя, после смерти отца в 1911 году, по материальным обстоятельствам переехала в Варшаву к моей старшей сестре ЛЮБЖИНСКОЙ Марии (Мерьям), которая была замужем за богатым купцом и могла создать более благоприятные условия для жизни нашей семьи. После окончания учебы в Петрограде я также выехала в Варшаву, где поступила на работу в еврейскую больницу, в которой проработала около одного года. В 1914 году я со своей семьей возвратилась в город Пинск.

ВОПРОС. В силу каких обстоятельств?

ОТВЕТ. На летний период времени я со своей семьей из Варшавы выехала на дачу в курортное местечко Руцкеники Гродненской области, где нас застала начавшаяся империалистическая война. Пробраться в Варшаву в связи с этим было невозможно, поэтому мы возвратились в гор. Пинск, где проживали включительно по 1917 год.

ВОПРОС. В этот период вы работали?

ОТВЕТ. Да, прибыв в Пинск я в том же 1914 году поступила на работу в Красный Крест и обслуживала раненых солдат, поступавших с фронта на станцию Пинск. В 1915 году я переехала в Москву, где устроилась в качестве врача в эпидемиологический отряд и [была] направлена на Юго-Западный фронт, и находилась на фронте включительно по 1917 год, а затем в 1918 году возвратилась в Москву. В это время в Москве уже проживала моя семья, переехавшая из Пинска к брату ВЕЙЦМАН Самуилу, работавшему инженером на заводе, ныне «Красный Пролетарий».

ВОПРОС. Чем вы стали заниматься в Москве?

ОТВЕТ. Поступила на работу по своей специальности в поликлинику Снегирева, в которой постоянно работала с 1918 по 1933 год. Одновременно с 1919 по 1921 год работала при комендантском управлении города Москвы. Должна сказать, что в 1926 году я выезжала к своим родственникам в Палестину, где пробыла около 2 месяцев.

ВОПРОС. В связи с чем вы прекратили свою работу в поликлинике Снегирева?

ОТВЕТ. Прекратить работу в поликлинике Снегирева мне пришлось по независящим от меня причинам, поскольку закрыто было тифозное отделение, в котором я работала. После этого в том же 1933 году я устроилась на работу в качестве заведующей амбулаторией коопстрахкассы Краснопресненского района города Москвы.

ВОПРОС. В течение какого времени вы работали в этой должности?

ОТВЕТ. Включительно до 1941 года, т. е. до начала эвакуации, в связи с приближением фронта, из Москвы.

ВОПРОС. Где проживали и чем занимались в период Отечественной войны?

ОТВЕТ. Устроилась на работу по своей специальности на авиационный завод № 4, с которым в октябре 1941 г. эвакуировалась в район гор. Челябинска. В 1943 году меня перевели в Москву, где я продолжала работать по своей специальности на этом же заводе по 1948 год. Одновременно с 1944 года по совместительству работала врачом в Госстрахе. Таким образом, и после окончания войны я также продолжала работать на авиационном заводе и в Госстрахе. В 1948 году в связи с переходом на пенсию я стала работать только в одном месте, т. е. в Госстрахе, где проработала по сегодняшний день.

ВОПРОС. Назовите своих родителей и родственников и их род занятий.

ОТВЕТ. Отец мой – ВЕЙЦМАН Евзор Хаймович, уроженец местечка Мотоль, Гродненской губернии. Постоянно впоследствии проживал в гор. Пинске, являлся чиновником конторы по сплаву леса, в 1911 году, когда ему было около 55 лет, умер. Мать моя – ВЕЙЦМАН Рахиль Михайловна, домохозяйка, умерла в 1935 году  в 78 лет. Старшая сестра – ЛЮБЖИНСКАЯ Мария (Мерьям) Евзоровна (умерла в возрасте 80 лет в 1947 г. в Лондоне), проживала в Варшаве, в 1914 году в связи с начавшейся войной так же, как и мы, не могла с дачи пробраться в Варшаву, поэтому вместе с мужем ЛЮБЖИНСКИМ Хаимом Георгиевичем прибыла в Ленинград, где он в 1917 году умер. Через некоторое время она выехала к своей дочери, проживавшей в Лондоне, где впоследствии постоянно и проживала. Подробных данных в отношении ее я не могу сообщить, так как письменной связи или иной с ней не имела. Насколько мне помнится, дочь ЛЮБЖИНСКОЙ, которая проживает в Англии, вышла замуж за какого-то

английского писателя, который ее впоследствии бросил.

Брат – ВЕЙЦМАН Хаим Евзорович (умер в возрасте 78 лет в ноябре 1952 года) с 17 лет проживал за границей. Вначале, после окончания университета, в гор. Женеве работал на кафедре органической химии доцентом, затем переехал примерно в 1915 году в Англию, где являлся профессором биохимии в одном из университетов. Одновременно был почетным ректором Иерусалимского университета, куда периодически выезжал. После образования государства Израиль был избран президентом этого государства и занимал указанный пост до дня смерти.

Брат – ВЕЙЦМАН Моисей Евзорович, 70 лет, профессор химии Иерусалимского университета. Постоянно, после выезда за границу, проживает в Палестине.

Сестра – ВЕЙЦМАН Фрума Евзоровна работала зубным врачом в гор. Пинске. В 1911 году вместе с семьей выехала в Варшаву, где вышла замуж за польского еврея, с которым в 1913 или 1914 году выехала в Палестину, где постоянно проживала по день смерти.

Брат – ВЕЙЦМАН Самуил Евзорович, получил политехническое образование в Швейцарии. Возвратившись в Россию постоянно проживал в Москве, в 1938 году был арестован за контрреволюционную деятельность, находясь в заключении, умер.

Сестра – ДУНЬЕ Гита Евзоровна, 65 лет, проживает в гор. Хайфе (Израиль), куда выехала в 1911 году. В последнее время являлась преподавателем консерватории.

Сестра – ВЕЙЦМАН Анна Евзоровна, 58 лет, проживает в Израиле в гор. Реховот, работает преподавателем биохимического института. До 1933 года проживала в Москве, а затем в связи с болезнью выехала в Палестину.

Анна ВЕЙЦМАН – это единственная моя сестра, с которой я имела регулярную переписку, в отличие от остальных моих родственников, с которыми никакой связи я не поддерживала.

Брат – ВЕЙЦМАН Хиель Евзорович, 48 лет, проживает в гор. Хайфе (Израиль) в одном доме с Гитой. За границу Хиель выехал в 1911 году в гор. Берлин, откуда после окончания 3-годичной агрономической школы переехал в Палестину, где постоянно проживает. (Сын Хиеля  Эзер, то есть родной племянник Марии Евзоровны, родившиийся уже в Палестине в 1924-м, тоже стал президентом Израиля и занимал этот пост в 1993-2000 годах, – случай для Израиля пока что уникальный, чтобы два представителя одной семьи, хоть и разных поколений, но возглавляли государство.- В.К.)

Сестра – ВЕЙЦМАН Мина Евзоровна, самая младшая. В 1911 году выехала в Палестину, где умерла в 1925 году.

ВОПРОС. Но вы ничего не сказали о своем муже?

ОТВЕТ. Муж мой – САВИЦКИЙ Василий Михайлович, 1885 года рождения, уроженец гор. Куйбышева, с 1918 года проживал до момента ареста со мной. Арестован он был в 1949 году за антисоветскую деятельность, в данное время отбывает наказание в Иркутской области.

ВОПРОС. Вы арестованы за вражескую работу, которую проводили против Советского государства. Рассказывайте о ней.

ОТВЕТ. Никакой вражеской работы против Советского государства я не проводила, а поэтому ничего показать в этой части не могу.

ВОПРОС. Неправда. Известно, что продолжительное время вы занимались преступной антисоветской деятельностью. Говорите по существу.

ОТВЕТ. Преступной антисоветской работы я не проводила.

Допрос окончен в 06 час. 05 мин. 12 февраля 1953 года

 

Обратите внимание, когда был начат допрос и когда закончен: он продолжался всю ночь, непрерывно шесть часов, хотя чтение протокола  занимает не более пяти минут. Значит, следователь, образно говоря, «выкручивал руки» пожилой и больной женщине. То же самое происходило и во время почти всех остальных допросов.

 

 

23 февраля 1953 г

 

Допрос начат в 23 час. 10 мин.

 

ВОПРОС. Вам предъявлено обвинение в том, что вы, являясь еврейской буржуазной националисткой, проводили организованную вражескую работу против Советского государства, возводили клевету на политику партии и советского правительства, распространяли антисоветские националистические измышления и, имея изменнические намерения, предпринимали попытки к бегству за границу, т.е. в

совершении преступлений, предусмотренных статьями 19–58–1"а", 58–10, ч. II и 58–11 УК РСФСР. Содержание постановления вам понятно?

ОТВЕТ. Да, содержание постановления о предъявлении мне обвинения я хорошо понимаю.

ВОПРОС. Признаете себя виновной в предъявленном вам обвинении?

ОТВЕТ. В предъявленном мне обвинении виновной себя признаю.

ВОПРОС. В чем конкретно?

ОТВЕТ. Признаю себя виновной в том, что, являясь еврейской буржуазной националисткой, проводила организованную вражескую работу против Советского государства, клеветала на политику партии и советского правительства, высказывала антисоветские националистические измышления, систематически слушала антисоветские клеветнические радиопередачи из США и Англии, содержание которых обсуждала со своими единомышленниками. Кроме того, вынашивая националистические чувства, имела изменнические намерения, с этой целью

предпринимала попытки к выезду за границу, где у меня проживают мои родственники.

ВОПРОС. Покажите подробнее о проводимой вами антисоветской работе?

ОТВЕТ. Как я уже показала на следствии, антисоветские националистические взгляды у меня сложились с давних пор. В силу этих причин я с антисоветских националистических позиций стала истолковывать мероприятия, проводимые советским правительством. Особенно в ярко выраженной форме националистические взгляды заговорили во мне после получения сообщений об образовании еврейского государства Израиль. Антисоветскую националистическую работу я стала проводить в кругу своих знакомых единомышленников, таких же, как и я, еврейских националистов.

ВОПРОС. И проводили организованную антисоветскую националистическую работу?

ОТВЕТ. Мы считали себя «своими людьми», поэтому на сборищах не скрывали своих антисоветских националистических настроений, мы восхваляли Израиль, созданный благодаря героизму и мудрости внешней политики евреев, Израиль является идеальным государством, где люди живут в довольстве и согласии.

ВОПРОС. И конечно руководящую роль вы отводили своему брату, известному лидеру всемирного сионистского движения Хаиму ВЕЙЦМАНУ? Не так ли?

ОТВЕТ. Несомненно, что вождем созданного государства Израиль мы считали моего брата Хаима ВЕЙЦМАНА. Не скрываю, что собиравшиеся в моей квартире еврейские националисты(…) заискивали передо мной, как перед сестрой президента государства Израиль.(…)

ВОПРОС. Но это далеко не все, что творилось на этих сборищах?

ОТВЕТ. Как я показала на следствии, на этих сборищах со своих антисоветских националистических позиций подвергались клевете мероприятия и проводимая политика партией и советским правительством. Каждый из нас с указанных позиций высказывал свои клеветнические взгляды. В известной степени эти настроения разжигались, с другой стороны, клеветническими антисоветскими радиопередачами из США и Англии, которые мы слушали. В частности, я клеветала на советскую действительность, заявляя об отсутствии в Советском Союзе подлинной демократии, говорила о якобы тяжелой жизни населения, а также высказывала другие

клеветнические измышления, которые сейчас воспроизвести в памяти не могу.

ВОПРОС. Наряду с этим вы высказывали намерения выехать за границу?

ОТВЕТ. Не отрицаю, я не только высказывала такие намерения, но в 1934 году предпринимала попытки осуществить свои изменнические намерения. Надо добавить, что под моим влиянием изменнические намерения пытался осуществить в то время и мой муж – САВИЦКИЙ Василий Михайлович.(…)

ВОПРОС. Вы далеко не обо всех своих преступлениях показали следствию.

Говорите правду до конца.

ОТВЕТ. Мне кажется, что я показала обо всех своих преступлениях и дополнить их ничем не могу.

Допрос окончен в 03 [час.] 45 [мин.]

 

 Обратите внимание, как резко изменилось поведение Марии Евзоровны, какими стали ее ответы. Отчетливо видно, что женщина морально сломлена, запугана и послушно повторяет всю ту чушь, которую ей диктует следователь.

 

26 февраля 1953 г.

ВОПРОС. На предыдущем допросе вы показали, что в 1926 году в течение 3,5 месяцев проживали в Палестине. Это соответствует действительности?

ОТВЕТ. Да, соответствует. В 1926 году в летний период времени, в течение 3,5 месяцев я, моя сестра ВЕЙЦМАН Анна Евзоровна проживали в Палестине у своей матери.

ВОПРОС. Чем вы занимались там в указанный период времени?

ОТВЕТ. Отдыхали среди своих родственников. Знакомились с культурой и бытом проживающих в этой стране евреев.

ВОПРОС. В какой степени интересовал вас этот вопрос?

ОТВЕТ. Прибыв в страну, где с давних пор проживает основная часть еврейского коренного населения, мне интересно было знать, как они устроили и устраивают свою жизнь, как обстоит дело с культурой и искусством, отношение к историческим памятникам. С этой целью я разъезжала по всем уголкам страны, посещала организованные в селах еврейские сельскохозяйственные общины, школы, детские сады, театр, кино и другие места, которые меня интересовали. Надо сказать, что по отношению к арабам, евреи во много раз лучше сумели построить в Палестине свою культуру и быт. Я также была весьма довольна жизнью моих родственников, которые хорошо устроились и были материально обеспечены.

ВОПРОС. Немалую роль в этом сыграл ваш брат Хаим ВЕЙЦМАН. Правильно?

ОТВЕТ. Безусловно, т.к. фактически от имени англичан Палестиной ведал он – Хаим ВЕЙЦМАН, который, будучи крупным ученым в области химии, своими открытиями сыграл солидную роль в укреплении могущества Великобритании. За что в качестве награды, после империалистической войны, получил от английского правительства мандат на управление Палестиной.

ВОПРОС. Следовательно, вы в течение 3,5 месяцев пребывали в стране, где хозяином положения являлся ваш брат?

ОТВЕТ. Мой брат – Хаим ВЕЙЦМАН после получения мандата на управление Палестиной очень много сделал для благоустройства еврейского населения этой страны. Конечно, не без ведома англичан.

ВОПРОС. Назначив на руководящие посты известных ему сионистов. Показывайте об этом.

ОТВЕТ. Мне лично об этом ничего не известно, т.к. я ни к кому ни по каким вопросам не обращалась. Оформлением нашего приезда, пребыванием и отъездом из Палестины занимался мой младший брат Ехиль ВЕЙЦМАН, работавший в области агрономии.

ВОПРОС. И одновременно являвшийся представителем концерна «Монд»?

ОТВЕТ. Не скрою, что мой брат Ехиль ВЕЙЦМАН действительно некоторое время являлся представителем концерна «Монд».

ВОПРОС. А также одним из активных сионистов?

ОТВЕТ. Мне известно было, что Ехиль состоит в сионистской организации, но в смысле его активности сказать ничего не могу, т.к. не знаю.

17 марта 1953 г.

ВОПРОС. Следствие предлагает вам рассказать правдиво, каким образом вами осуществлялась преступная связь с лидером сионистской всемирной организации ВЕЙЦМАНОМ Хаимом?

ОТВЕТ. После отъезда из Москвы ЛЮБЖИНСКОГО я никакой связи с Хаимом ВЕЙЦМАН не поддерживала. Должна сказать, что кое-какие данные о нем мне удавалось получать от моей сестры Анны Евзоровны ВЕЙЦМАН, проживающей в Израиле. Она мне коротко сообщала иногда, где находится Хаим, а также о его возвращении в Палестину. Мне известно было, что во время Отечественной войны Советского Союза против немецко-фашистских войск в США выезжали МИХОЭЛС и ФЕФЕР, где, по всей видимости, имели встречу с моим братом Х.Е.ВЕЙЦМАНОМ. Об их поездке в США и возвращении в Москву велись усиленные разговоры среди евреев. Однако я, к сожалению, не могу сослаться на источник, от которого впервые получила такие данные, т.к. не помню, где и при каких обстоятельствах я узнала об этом.

ВОПРОС. О своей встрече с Хаимом ВЕЙЦМАНОМ МИХОЭЛС не мог скрыть от вас, как от сестры матерого врага СССР. Говорите правду.

ОТВЕТ. На следствии я показала, что с МИХОЭЛСОМ я была лично знакома в то время, когда он еще не был известен общественности, как хороший артист. Встречаться мне с ним приходилось на квартире моего брата Самуила Евзоровича ВЕЙЦМАНА. Продолжалось это в течение нескольких лет. Затем МИХОЭЛС получил известность, и посещение квартиры моего брата прекратил. Мне лично с ним впоследствии встречаться не приходилось. О его поездке в США мне стало известно от третьих лиц. Лично я МИХОЭЛСА после возвращения его из США нигде не видела. Что касается ФЕФЕРА, то последнего я вообще не знала и знакома с ним не была. Слышала от своих знакомых, что он принимает какое-то участие в работе антифашистского еврейского комитета. Другими данными о нем я не располагаю.

ВОПРОС. Но вам небезызвестно о вражеских установках, которые привез от вашего брата Хаима МИХОЭЛС. Показывайте об этом.

ОТВЕТ. Об этом мне буквально ничего неизвестно. Если бы я знала о вражеских установках, которыми снабдил Хаим МИХОЭЛСА, то я бы о них не стала скрывать от своих единомышленников, о которых я показывала на прошлых допросах. Вообще о подробностях пребывания в США МИХОЭЛСА и ФЕФЕРА мне ничего не известно, хотя об этом среди евреев говорилось очень много, но только о формальной стороне этой поездки МИХОЭЛСА и ФЕФЕРА.

ВОПРОС. Однако в своей практической преступной работе вы руководствовались вражескими установками, полученными МИХОЭЛСОМ в США?

ОТВЕТ. В своей практической преступной работе я руководствовалась антисоветскими националистическими взглядами, которые у меня сложились задолго до поездки МИХОЭЛСА в США, поэтому ничего общего я с ним не имела и не располагала данными о тех вражеских установках, которые он привез из США.

ВОПРОС. Маловероятно, чтобы вы, как близкий человек одного из ярых врагов Советского государства ВЕЙЦМАНА Хаима, не знали о тех установках, которые исходили от него. Рассказывайте откровенно!

ОТВЕТ. Я уже показала, что ничего общего с МИХОЭЛСОМ не имела и никаких указаний по проведению вражеской работы от него не получала. Не исключена возможность, что МИХОЭЛС во время своего пребывания в США и получил какие-либо определенные указания по проведению преступной работы против СССР, но мне лично об этом ничего неизвестно.

 

20 марта 1953 г.

ВОПРОС. До сих пор вы далеко не полностью показали о всей своей преступной работе против Советского государства. Вам представляется возможность сделать это сейчас.

ОТВЕТ. В ходе следствия я признала, что, являясь еврейской буржуазной националисткой, проводила вражескую работу против Советского государства, клеветала на политику партии и советского правительства, высказывала антисоветские националистические измышления. Систематически слушала антисоветские клеветнические радиопередачи из США и Англии, содержание которых обсуждала со своими единомышленниками с антисоветских позиций. Я не скрыла от следствия и то, что в силу своих националистических убеждений имела изменнические намерения и с этой целью предпринимала попытки к выезду за границу к своим родственникам. Кроме того, я признала, что в 1934–[19]35 гг. я сообщила антисоветские клеветнические данные о советской действительности, приезжавшему в Москву английскому инженеру Михаилу ЛЮБЖИНСКОМУ. Других преступлений я не совершала.

ВОПРОС. Вы явно намереваетесь таким путем обойти другие преступления, которые совершали. Показывайте правдиво о них!

ОТВЕТ. Мне кажется, что в процессе следствия я признала все свои преступления, которые совершала против советского государства.

ВОПРОС. Неправда. Известно, что вы в силу своей враждебности докатились и до террористических высказываний против руководителей Советского правительства. Говорите откровенно об этом!

ОТВЕТ. Террористических высказываний против руководителей Советского правительства с моей стороны никогда не было. Этого я признать не могу.

ВОПРОС. В таком случае вы будете изобличены показаниями вашего мужа САВИЦКОГО В.М., который на допросе 29 апреля 1949 года заявил:

«... Наша злоба на советскую власть и ее вождей была настолько велика, что мы злорадствовали даже по поводу смерти Жданова. Больше того, мы высказывали пожелание смерти Сталину, сопровождая это гнусной клеветой». Правильно показывает САВИЦКИЙ В.М.?

ОТВЕТ. Как ни тяжело это признать, но должна сказать правду. Мой муж САВИЦКИЙ В.М. показал правдоподобно. Действительно, мы в своей озлобленности на советскую власть и ее вождей дошли до того, что злорадствовали даже по поводу смерти Жданова. И больше того, мы высказывали пожелания смерти Сталину, сопровождая это гнусной клеветой. Однако прошу поверить мне, что это происходило между мною и САВИЦКИМ в стенах нашей квартиры. Никого иного в эти наши высказывания мы не посвящали.

ВОПРОС. Теперь рассказывайте, кто направлял вашу вражескую работу?

ОТВЕТ. Никаких заданий на этот счет я ни от кого не получала, о чем я подробно показала на предыдущих допросах.

ВОПРОС. С какой же целью вы группировали вокруг себя антисоветски настроенных лиц?

ОТВЕТ. Всех нас связывало давнишнее знакомство и общность наших националистических антисоветских взглядов.

ВОПРОС. Какие практические задачи выдвигались на происходивших сборищах по борьбе с советской властью?

ОТВЕТ. Дальше антисоветских националистических высказываний и всевозможных клеветнических измышлений на проводимую политику партии и советского правительства мы не своих сборищах не шли. Практических задач по борьбе с советской властью мы перед собой не ставили, о чем я уже подробно показывала на следствии.

 

 

Всего пять протоколов из пятнадцати, хранящихся в архиве,  но и они дают достаточно полную картину того беззакония и произвола, которые царили в том светлом прошлом, куда нас так настойчиво уговаривают вернуться Зюганов и иже с ним. Я не комментирую ни стиль протоколов, ни их характер намеренно. Да и что комментировать? Как говорили древние, умному достаточно.

 

 

 

Валерий Каджая

Карта сайта

О проекте

Обратная связь

Условия перепечатки

Архив IJC.Ru

Наши партнеры:

ISRALAND ПОРТАЛ - ТУТ ИНТЕРЕСНО







МАОФ

Член Ассоциации национальных журналистов России

Создание сайта IP3

РЕК рекомендует: Музей истории евреев в России

Свой первый день рождения отметил Музей истории евреев в России. Его экспозиция - это рассказ о более чем двухсотлетней истории российского еврейства, цикле метаморфоз и круговороте судеб. В экспонатах - история людей, как преданных своей вере и традиции, так и тех, кто стал частью русской культуры и сформировал особый тип русского еврейства, внесшего заметный вклад в общемировую культуру. Коллекция музея, созданного на спонсорские средства под руководством вице-президента Российского еврейского конгресса Сергея Устинова, насчитывает более 4000 предметов.


Программа высшего образования в Москве американский диплом бакалавра

Ограниченный набор. Всего 12 мест и только для еврейских парней. Обучение проходит по специально разработанной программе, поэтому оно длится всего 3 года. Община централизованно оплачивает обучение, сами студенты за учебу не платят. Есть возможность получать стипендию. Также община имеет свое общежитие и обеспечивает питанием.


Социальные услуги, предоставляемые министерством социального обеспечения Израиля

Каждый гражданин Израиля может обратиться к сотрудникам консультационного центра «ШИЛЬ» с вопросом по любой интересующей его теме и получить квалифицированный ответ. Консультации «ШИЛЬ» включают, в том числе и советы адвоката по семейным делам, адвоката специалиста в трудовых отношениях, адвоката занимающегося защитой прав потребителей, или конфликтами со службой судебных исполнителей.


Высшие Курсы неформального еврейского образования

Международный центр неформального еврейского образования «Меламедия» при Институте изучения иудаизма под руководством раввина А. Штейнзальца проводит конкурсный отбор на Высшие курсы НЕО. Если вы молоды (до 45 лет), интересуетесь еврейской культурой и хотите приобрести современную и востребованную профессию - коуч или медиатор.


Реклама на IJC.Ru